Житие Барклая-де-Толли

Изображение:
Автор:
Олег Сибирёв
content:

 

(жизнеописание и подвиги великого полководца)

***

     В юности Барклай-де-Толли случайно прочитал одно из пророчеств Нострадамуса.
Центурия 8-12:
«И будет Он, рождённый на вершине,
В краю волынок и холмов,
Спасёт Он царство от франкийцев,
В стране снегов и холодов;
Повержен будет корсиканец,
И войско сатаны падёт,
Отступит Он доколе может,
Ну а потом уж в бой пойдёт».
     Ну, собственно говоря, с этого всё и началось.

***

     Впервые за русскую армию будущий «русский» генерал шотландского происхождения Барклай-де-Толли начал воевать в битве под Аустерлицем в звании капитана. Тогда он ещё плохо владел русским языком, поэтому в общении с вышестоящими офицерами возникали всякие казусы. Например, в самый критический момент битвы он получил приказ от командующего корпусом союзной армии полковника Михаила Кутузова:
– Но уж нет, капитан Барклай-де-Толли, не хрена, сдюжим Бонапарта! Не фига, продержимся! Отступление будет смерти нашей подобно! – громко произнёс Кутузов, пытаясь перекричать залпы орудий.
     Барклай-де-Толли практически дословно передал приказ Кутузова:
– Но уж нет, не сдюжим хрена Бонапарта! Фига не продержимся! Отступление будет, то есть видимо пора отступать! Ибо… кажется, Кутузов сказал смерть нам всем!

***

     Когда в 1805 году после победы над союзными войсками под Аустерлицем, Наполеон (по примеру средневековых «рыцарских орденов»), совместно с побеждённой Австрией создал «Нормано-Австрийско-Тильзитский Орден», только Барклай-де-Толли честно и публично заявил:
– Господа, так ведь это же НАТО!

***

     В августе 1812 года по приказу Барклая-де-Толли русские войска оставили французам Смоленск и начали отступать. На следующий день офицеры первого лейб-гвардии гусарского полка пришли «бить морду» Барклаю:
– Ну что, немецкая морда, поговорим про Смоленск? – начал кто-то из офицеров.
– Я не немец, я шотландец! – гордо ответил Барклай-де-Толли.
– Ах ты гад, так ты ещё и шотландец?! Мочите его братцы!!!

***

     Практически с самого первого дня войны с Россией, во французском генеральном штабе Барклай-де-Толли получил прозвище «неуловимый Барклай». Вроде как Барклай и его войска всегда были где-то рядом, поблизости, но даже авангард корпуса Мюрата ни разу не смог догнать «отступающих». В какой-то момент Наполеон даже подумал, что Барклай-де-Толли это собирательный образ, придуманный русской военной разведкой, дабы «пудрить французам мозги» и порожняком «гонять» армию французов по России. Только на Бородинском поле, воочию узрев русскую армию, Наполеон избавился от комплекса «неуловимого Барклая» и слегка успокоился.
     На следующий день после Бородинского сражения, когда Бонапарту доложили, что русская армия ночью исчезла в неизвестном направлении, у Наполеона случился первый в его жизни нервный припадок.

***

     Перед самым началом Бородинского сражения Барклай-де-Толли «прискакал» на наблюдательный пункт штаба русской армии и обратился к Кутузову:
– Михаил Илларионович! – громко произнёс Барклай-де-Толли, поставив своего коня прямо перед Кутузовым, – Сейчас французы начнут артподготовку и пойдут в наступление! Во имя спасения Главнокомандующего и Отечества, считаю своим долгом подставить под вражеские ядра и пули свою лошадь!
– Придурок! – закричал Кутузов, – Убери коня! Я ничего не вижу!!!

***

     Во время Бородинского сражения, Барклай-де-Толли так неуклюже построил правый фланг русских войск, что Наполеон долгое время не мог понять намерения Барклая: толи тот собирался атаковать, толи обороняться, толи в очередной раз начнёт отступление. Так и не разгадав замысел Барклая, всю мощь своей армии Бонапарт обрушил на флеши Багратиона.
– Побольше непонятного! – впоследствии говорил Барклай, приписывая себе всю славу и основную роль в битве.

***

     Во время Бородинского сражения в голову Барклая-де-Толли рикошетом попало шальное ядро французского орудия. Барклай-де-Толли бодрости духа не потерял и в стиле тонкого шотландского юмора ответил французам:
– Промахнулись лягушатники! Не туда стреляете, идиоты! Русские там! – указав саблей в сторону позиций Багратиона.

***

     После Бородинского сражения Император Александр I за проявленную доблесть и мужество подписал царственный указ о награждениях:
– Генералу Кутузову: орден Святого Александра Невского первой степени с голубым бриллиантом и бантом;
– Генералу Багратиону: Георгиевский крест первой степени на ленте (посмертно);
– Генералу Раевскому: орден Святого Владимира первой степени с красным рубином и бантом;
– Генералу Горчакову: орден Белого Орла первой степени с бриллиантом на ленте;
– Генералу Барклай-де-Толли: почётная грамота.
     Барклай жутко обиделся.

***

     После Бородинского сражения, на «совете в Филях», Барклай-де-Толли продолжил убеждать генералов ставки русской армии:
– Необходимо отступать дальше! Москву неизбежно придется сдать! Иначе, господа, нам не поможет даже чудо!
     В 1814 году в Париже Барклай-де-Толли робко оправдывался перед французскими журналистами:
– Я Кутузову говорил, что надо Москву сдавать, а не сжечь!

***

     После того, как на «совете в Филях» ставкой были приняты все военно-стратегические решения, Барклай-де-Толли неудачно пошутил:
– Суворов перевёл русскую армию через Альпы, а я переведу через Урал!
     Слава Богу, быстро убежал.

***

     Когда осенью 1812 года Наполеон со своей армией покидал разоренную и сожженную Москву, ему сообщили, что армия Барклая-де-Толли перешла в наступление.
     Бонапарт истерически улыбнулся (у него «задёргался» левый глаз), потом его «перекосило», он вывалился из кареты на землю и начал орать:
– Этого не может быть! Потому что этого не может быть никогда! Барклая-де-Толли не существует!!! Он мне только кажется!!! Москва это моя галлюцинация! Россия это просто сон! Это мой кошмарный сон!!! Кто-нибудь, разбудите меня!!!
     Наполеона срочно госпитализировали и экстренно отправили на лечение в Париж.
     Отечественная война русского народа с захватчиками начала своё победоносное шествие по просторам России.
     Пророчество Нострадамуса сбылось.

***

     Когда в 1813 году русские войска освободили от французов Варшаву, Барклай-де-Толли заявился в Польский Сейм и откровенно спросил польских депутатов:
– Итак, панове, что вы выбираете: или Польша в составе Российской Империи или через пол часа вас всех повесят?
– В составе России! – дружно ответили депутаты.
– Так и доложу Государю! – провозгласил Барклай-де-Толли, – «Напросились»… хотя пожалуй нет… «Умоляли»!

***

     Из мемуаров, изданных Барклаем-де-Толли по окончании войны с Францией, общественность с изумлением узнала, что во время Бородинского сражения Барклай-де-Толли самолично зарубил саблей целый дивизион французских гренадер, поломал четыре вражеских пушки, хитрым маневром заманил два французских полка кавалерии в засаду, и, наконец, трижды брал «в плен» Бонапарта… правда Наполеон каждый раз куда-то убегал и подолгу прятался.

***

     В отставку с военной службы при Русском Императорском дворе Барклай-де-Толли ушёл в зените славы: две почётные грамоты, три благодарности с «занесением» и одно царственное рукопожатие Императора Александра I.

© Сибирёв О.А.

20.08.2017 21:33
364

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!