Стихотворение. Что отличает его от прозы?

Тип статьи:
Авторская
Автор:
ShutNIK

Прошу читателей помнить, что я всего лишь любитель, а не филолог, тем более не стиховед. Эти публикации представляют собой выдержки из работ профессионалов.

Существует большое число отличающихся друг от друга определений термина «стихотворение». В электронных источниках приведены такие определения:

— Толковый словарь русского языка Ушакова: стихотворение — небольшое поэтическое произведение, написанное ритмизованной речью, стихами;

— Большая Советская Энциклопедия: стихотворение — написанное стихами художественное произведение, сравнительно небольшое по объёму; организовано по правилам, в соответствии с которыми производится построение стихотворной речи в той или иной системе стихосложения;

— Википедия: Стихотворение — текст, состоящий из стихов. К литературным жанрам, традиционно имеющим стихотворную форму, относятся поэма, ода, эпиграмма, баллада, элегия и др.;

— написанное стихами произведение, обычно небольшого объёма. К стихотворениям относят поэтические произведения разных типов и жанров (сонет, элегия, ода, баллада, песня), однако в 19-20 вв. термин «стихотворение» всё чаще применяется прежде всего к лирическим поэтическим произведениям, становится универсальным обозначением всей лирики. Стих, первоначально связанный с эпосом и драмой, начинает пониматься как средство лирического освоения мира, поэтому содержанием стихотворения становится прежде всего изображение внутреннего мира человека. Стихотворение изображает «внутренний мир души, её чувства, её понятия, её радости и страдания. Это личная мысль, которая заключается в том, что она имеет в себе наиболее интимного и реального, выраженного поэтом как его собственное настроение» (Г.В.Ф. Гегель);

— основной тип поэтического в тесном смысле этого слова, т.е. облеченного в стихотворную форму, словесно — художественного произведения. Размеры стихотворения обычно невелики, в среднем около двадцати строк, что и отличает его, как от всех видов художественной прозы, так и от поэмы, стихотворной идиллии и проч.;

— термин, введенный в русскую поэтику Симеоном Полоцким, который так назвал самый способ сложения стихов, т. е. то, что в наше время называется стихосложением. Между тем параллельно термину «стихотворение» уже существовало в литературной лексике слово «стихосложение», введенное Ломоносовым в том понимании, в каком оно употребляется теперь.

В современном понимании стихотворение — это законченное по смыслу и форме поэтическое произведение в стихах сравнительно небольшого размера. По характеру замысла и своей направленности оно может быть публицистическим, философским, историческим, лирическим и т. д., вплоть до сатирического и пародийного.

Художественная речь осуществляет себя в двух формах: стихотворной (поэзия) и нестихотворной (проза).

Первоначально стихотворная форма решительно преобладала как в ритуальных и сакральных, так и в художественных текстах. Ритмически упорядоченные высказывания, отмечает М.Л. Гаспаров, ощущались и мыслились как повышенно значимые и ''более других способствующие сплочению общества'': ''Из-за своей повышенной значимости они подлежат частому и точному повторению. Это заставляет придать им форму, удобную для запоминания. Удобнее запоминается то, что может пересказываться не всякими словами и словосочетаниями, а лишь особенным образом отобранными''. Способность стихотворной (поэтической) речи жить в нашей памяти (гораздо большая, чем у прозы) составляет одно из важнейших и неоспоримо ценных ее свойств, которое и обусловило ее историческую первичность в составе художественной культуры.

В эпоху античности словесное искусство проделало путь от мифологической и боговдохновенной поэзии (будь то эпопеи или трагедии) к прозе, которая, однако, была еще не собственно художественной, а ораторской и деловой (Демосфен), философской (Платон и Аристотель), исторической (Плутарх, Тацит). Художественная же проза бытовала более в составе фольклора (притчи, басни, сказки) и на авансцену словесного искусства не выдвигалась. Она завоевывала права весьма медленно. Лишь в Новое время поэзия и проза в искусстве слова стали сосуществовать ''на равных'', причем последняя порой выдвигается на первый план (такова, в частности, русская литература XIX в., начиная с 30-х годов).

Противоположность «стих-проза» появилась только в начале XVII в. и была отмечена новым словом в русском языке, ранее неизвестным, а стало быть, ненужным, — словом «вирши», стихи. Членение речи на синтагмы-колоны и наличие слов с созвучными окончаниями заложены в каждом языке; использование этих явлений для выразительности речи началось в древнейшие времена — первыми тремя «риторическими фигурами» античного красноречия были исоколон, антитеза и гомеотелевтон. Но для того, чтобы этот риторический ритм стал критерием различия между стихом и прозой, необходимо, чтобы все членения между колонами были единообразно заданы всем читателям (как в литургической поэзии они заданы мотивом церковного пения, а в современном свободном стихе— графическим разделением на строки). А для того чтобы риторическая рифма стала критерием различия между стихом и прозой, необходимо, чтобы она была выдержана на всем протяжении произведения от начала до конца. В древнерусской литературе этого не было. Ритмическое членение того же «Слова о полку Игореве», как показывает опыт, каждый исследователь реконструирует на свой лад, а произведения, прорифмованные насквозь, появляются только в XVII в. Выделение стиха как особой системы художественной речи, противополагаемой «прозе», совершается в русской литературе в XVII — начале XVIII в. Оно связано с той широкой перестройкой русской культуры, которая в литературе и искусстве происходила под знаком барокко. Барокко открыло в русской литературе стих как систему речи. Со своим характерным эстетическим экстремизмом оно уловило в русской литературной речи выразительную силу ритма и рифмы, выделило эти два фонических приема из массы остальных, канонизировало их и сделало признаками отличия «стиха» от «прозы». Появляется слово «вирши», и вся структура восприятия художественной речи начинает меняться.

Слово «стих» по-гречески значит «ряд», его латинский синоним «versus» (отсюда «версификация») значит «поворот», возвращение к началу ряда, а «проза» по-латыни означает речь, «которая ведется прямо вперед», без всяких поворотов. Таким образом, стих — это прежде всего речь, четко расчлененная на относительно короткие отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой. Каждый из таких отрезков тоже называется «стихом» и на письме обычно выделяется в отдельную строку. Мы сказали: «отрезки, соотносимые и соизмеримые между собой». Что значит «соотносимые»? Когда мы скользим взглядом по прозаическому тексту, то видим непосредственно читаемые слова, хорошо помним предыдущие, смутно — предпредыдущие и т.д., с равномерным убыванием ясности. А когда мы читаем стихи, то в конце каждой строки живо вспоминаем концы предыдущих строк, в начале каждой строки — начала предыдущих строк и т.д. Если мы воспринимаем прозу как бы в одном измерении, «горизонтальном», то стих в двух — «горизонтальном» и «вертикальном»; это разом расширяет сеть связей, в которые вступает каждое слово, и тем повышает смысловую емкость стиха. Заметнее всего такая соотнесенность в концах строк, когда они связаны рифмой. Но это относится не только к концам строк. Возьмем начало лермонтовского стихотворения:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!..

и незначительно его изменим:

Белеет парус одинокий

В морском тумане голубом...

— и мы почувствуем, что перед нами две немного разные картины: в первой парус воспринимается на фоне моря, во второй на фоне тумана; первая четче, вторая смутнее. Прозе такие тонкие средства недоступны.

Ученые сосредоточились на рассмотрении различий между стихотворными и художественно-прозаическими произведениями лишь в ХХ столетии. Ныне изучены не только внешние (формальные, собственно речевые) различия между стихами и прозой (последовательно осуществляемый ритм стихотворной речи; необходимость в ней ритмической паузы между стихами, составляющими основную единицу ритма, — и отсутствие, по крайней мере необязательность и эпизодичность всего этого в художественно-прозаическом тексте), но и функциональные несходства. Так, Ю.Н. Тынянов, введя понятие ''единство и теснота стихового ряда'', показал, что стих является как бы ''сверхсловом'' с трансформированным, обновленным и обогащенным смыслом: ''Слова оказываются внутри стиховых рядов в более сильных и близких соотношении и связи'', что ощутимо активизирует семантическое (эмоционально-смысловое) начало речи».

Стиховая форма ''выжимает'' из слов максимум выразительных возможностей, с особой силой приковывает внимание к словесной ткани как таковой и звучанию высказывания, придавая ему как бы предельную эмоционально-смысловую насыщенность.

Но и у художественной прозы есть свои уникальные и неоспоримо ценные свойства, которыми стихотворная словесность обладает в гораздо меньшей мере. При обращении к прозе, как показал М.М. Бахтин, перед автором раскрываются широкие возможности языкового многообразия, соединения в одном и том же тексте разных манер мыслить и высказываться: в прозаической художественности (наиболее полно проявившейся в романе) важна, по Бахтину, ''диалогическая ориентация слова среди чужих слов'', в то время как поэзия к разноречию, как правило, не склонна и в большей степени монологична. Поэзии, таким образом, присущ акцент на словесной экспрессии, здесь ярко выражено созидательное, речетворческое начало. В прозе же словесная ткань может оказываться как бы нейтральной: писатели-прозаики нередко тяготеют к констатирующему, обозначающему слову, внеэмоциональному и ''нестилевому''. В прозе наиболее полно и широко используются изобразительные и познавательные возможности речи, в поэзии же акцентируются ее экспрессивные и эстетические начала. Эта функциональные различия между поэзией и прозой фиксируются уже первоначальными значениями данных слов — их этимологией (др. — гр. слово ''поэзия'' образовано от глагола «сделать'', ''говорить''; ''проза'' — от лат. прилагательного ''прямой'', ''простой'').

Подытожу сказанное определением термина «стих», сформулированным Квятковским.

СТИХ (греч. στίχος — ряд, строка) — форма поэтической речи, отличающейся от прозы системой параллельных речевых рядов, которые придают фразостроению ощутимую стройность. Стихосложение начинается именно с введения в речь (помимо общеязыковых грамматических норм) особого порядка, какого не знает проза. Стиховые формы сами по себе ничего не изображают, но они своим ритмом, строфикой и рифмой способствуют художественной выразительности изображаемого. Всякий стих основан на системе повторности определенного конструктивного элемента, придающего речевому процессу четкость ритмической композиции. Стиховые ряды скреплены между собой единством устойчивой повторяемости одного, нескольких или всех конструктивных элементов. Различаются шесть таких элементов:

1) звуковые повторы в начале и середине С. (дисметрический аллитерационный С.), это начальная стадия формирования поэтической речи;

2) паузное членение фразы по признакам интонационной выразительности (дисметрический фразовик, интонационно-лексический С., с рифмой или без рифмы);

3) равное количество ударных слов в стихе (ударник, с рифмой или без рифмы);

4) метрическая мера, повторяемая в стихах периодически или непериодически;

5) анакруза в начале стиховых строк;

6) равносложные клаузулы в конце строк стихотворения.

Все эти элементы, совместно или порознь, могут присутствовать в нужной степени среди любых стихов — строго метрических форм и свободных дисметрических форм. Проза не содержит в себе ни системы параллельных рядов, ни единства повторяемости элементов — в этом конструктивное отличие прозы от стиха.

07.09.2015
1277

3 комментария

07.09.2015 16:52
не волнуйтесь, я прекрасно понимаю, что Вы — не филолог.
07.09.2015 21:55
Лана, а может быть, Вы знаете и кто я по специальности? )))
08.09.2015 01:07
а я что, похожа на прорицательницу?