Полёт ласточки

Изображение:
Автор:
Алекси Максимова
content:

 

  В небе погасла последняя звезда.

Наступил рассвет. В окна сонных девятиэтажек неслышно заглянуло солнышко, улыбаясь своими лучами, просыпающимся жителям.

  Один такой луч прокрался в щель неплотно  задёрнутых штор окошка Леночки.

Он упал на серый подоконник и слабо осветил маленькую комнатку.

  Где-то вдалеке раздался щебет первых, проснувшихся птиц. Свежий, утренний ветерок приятно остужал своей прохладой горячую, воспаленную голову.

  В соседней комнате зазвонил будильник. Послышались сонные, неторопливые шаги – это проснулась мама.

  Для Леночки это были давно привычные звуки, на которые она обычно не обращала никакого внимания. Но сейчас, когда её голова ужасно болела от бессонной ночи, ведь всю ночь девушка проплакала, уткнувшись головой в подушку, эти звуки резали, словно ножи, её слух.

  Поморщившись, девушка перевернулась на другой бок. Но накатившая на неё полудрёма уже бесследно исчезла. И на смену ей вновь пришли пустота, отчаянье, горечь и осознание того, что её любовь навсегда её покинула. И не будет, не будет, никогда больше не будет он с ней рядом. Не будет, и ничего уже с этим не сделаешь. Это всё.

  Слёзы снова нахлынули на девушку. Да с такой силой, что глазам стало больно. Горло сдавило невидимое кольцо. В сердце вновь появилась щемящая боль. Боль, которую сможет унять только его прикосновение. Но Лена понимала, что теперь это просто невозможно. Он далеко. И больше никогда он к ней не вернётся.

  А тем временем, шаги из спальни торопливо перебежали в коридор, а оттуда в ванную комнату, в которой раздался шум открытого матерью крана. И минут пять спустя, шаги оказались в кухне, где зазвякала посуда.

  Всё это нещадно резало уши девушки и усиливало, и без того, невыносимую головную боль. Как же ей хотелось сейчас ничего не слышать. Но уши её слышали, слышали, как никогда, хорошо.

  Девушка зажмурилась, прикрыла уши руками и попыталась снова погрузиться в дремоту. Но у неё никак не получалось. Мысли о любимом всё время лезли в голову. А воспоминание их с ним вчерашнего разговора побуждало её к новой порции слёз. Итак, в течение получаса, пока в квартире всё не стихло.

  Последним звуком перед долгожданной тишиной был звук захлопнувшейся двери. Это мама, наконец-то, ушла на работу. Лишь далёкий щебет птиц и тихое тиканье часов нарушали сейчас эту тишину.

  Вдруг с Леной что-то произошло:

-Слёзы вдруг перестали капать, горло больше не сжимало. Правда, голова всё ещё болела, но уже не так сильно, как пару минут назад. И на смену внутренним волнениям и безудержной силе душевных страданий неожиданно пришла какая-то необыкновенная усталость и необъятная пустота. Ощущение было такое, словно девушку высушили изнутри. Не было никаких желаний, никаких мыслей, ничего не было. И даже сил, чтобы снова заплакать, тоже не осталось.

  Лена стала похожа на фарфоровую куклу, что стояла на маленьком журнальном столике возле её кровати, рядышком с ночной лампой. Такая же красивая и пустая внутри.

  Девушке казалось, что весь мир вокруг неё рухнул, и что вся жизнь в этом мире вымерла. И сама она, словно стала не живая. Да, точно, как эта статуэтка на столике.

  Где же они, эти глаза? Такие нежные, бездонные, с таким горячим, и таким ласковым взглядом!

  А где эти руки? Такие тёплые! Такие, каких ни у кого нет и быть не может. Где они, его руки? Ведь не сможет же она без них жить.

  А губы где? Его спелые, сочные губы, словно яблоки. Да, именно со вкусом яблок, она могла бы только сравнить вкус его губ. Где они, его губы? Яблочные губы, что осыпали её тело страстными и горячими поцелуями. Без них так холодно!

  Почему он с ней так поступил? Зачем он её оставил? Как он мог? Она же так его любила! И сейчас любит! И будет любить, пока её сердце не перестанет биться. За что он так с ней?

  Эти вопросы терзали девушку всю ночь, со вчерашнего вечера. Но теперь, теперь ей всё было понятно. Всё стало так очевидно и просто. Но как дальше жить? Жить с этим жутким пониманием всего того, что с ней произошло.

  Рассеялись розовые облака. Осталась лишь суровая, серая реальность. Ещё вчера она была на небесах среди звёзд, держа его руку, а сегодня она лежала на земле, оправляясь от жёсткого падения и сильнейшего удара.

  Вот она, значит, какая – эта жизнь! Жестокая, несправедливая, кошмарная. И всё это с ней! Но почему именно с ней? За что? Что она такого сделала, что заслужила такое наказание? Наказание – жить. Жить без его глаз, без его рук, без его губ. Жить без него, всегда.

А ничего. Она просто поверила в сказку. Но сказка эта очень быстро растаяла. Растаяла, как снег. Утекло её счастье, словно вода, оставив лишь грязь после себя.

  Ничего не стало. Все мечты, все чувства, все её планы, всё это рассыпалось прахом. Отдала всё, всю себя, всю, целиком и полностью. А что взамен? А взамен: - слёзы, боль, обида, муки, страдания. И всё это за её чистую и преданную, как собака, любовь.

  Она бросила душу к его ногам. А он просто взял и растоптал её своими грязными ногами. Растоптал, ни о чём не жалея. Даже наоборот, наслаждаясь этим своим поступком.

  Ну, Бог ему в судьи. А она не могла его судить, не могла обвинять, не могла понять. И лишь смиренно пыталась простить, принимая эту свою участь.

  Девушка не знала, сколько лежала так, в спутанных мыслях, думая о своей жизни и конечно о нём, о самом родном и таком любимом человеке, который сделал ей так больно. Думала, вспоминала, вспоминала каждой клеточкой своего тела, каждым уголком своей памяти, но слёз уже не было. И боль слегка притупилась. К девушке незаметно подкралось понимание всей бессмысленности её существования в этом жестоком и равнодушном мире людей. В мире, где нет никакой справедливости, где нет счастья, где нет радости, где не бывает чудес, где есть он, но не с ней. Зачем он ей, этот мир, где любовь ни во что не ставят? Зачем она живёт в этом мире? Для чего она тут? Кто так жестоко посмеялся над ней и отправил её, ангела с чистейшей душой, на эту бездушную, грешную землю?

  Размышления девушки прервал зазвонивший мобильник. «Он!» - подумала Лена, вскакивая с постели и хватая телефон. Но нет, на экране высветилось: «Лиза». Звонила её подружка-Лизка. Но Лене сейчас вовсе было не до разговоров. И она поспешно нажала на красную кнопку нежным, тоненьким, белым пальчиком.

  На спинке стула, стоявшего возле двери, всё ещё висело то самое платье, что было на девушке в последний раз, когда она видела своего любимого. В тот самый день, их последний день, когда он сказал Лене, что больше её не любит, и что собирается уехать.

  Воспоминания об этих его словах вновь, словно острое лезвие, резанули Лену по сердцу. Девушка так отчётливо помнила эти его холодные фразы, так жестоко брошенные ей прямо в лицо. Она вспомнила его прощальный и такой ледяной взгляд. Ей вдруг стало так холодно.

  Лена подошла к стулу, взяла своё платье. Оно всё ещё хранило его запах, такой приятный и такой ненавистный. Слезинка скатилась по её щеке и упала на платье. Девушка прижалась лицом к нежной розовой ткани и с жадностью стала вдыхать аромат, любимый аромат, его аромат. Она вдыхала его, глотая солёные слёзы. Опять стало так больно. Так больно, что трудно было дышать.

  Ей так хотелось сейчас его обнять, прижаться к нему всем телом и больше никуда не отпускать. Чтобы он снова гладил её по голове и шептал ей на ухо, как он сильно её любит. Но в её руках была лишь холодная и мокрая от слёз, розовая ткань. Хотя она и пахла любимым, но это была всего лишь ткань, которая совсем никак не могла заменить живое тепло рук дорогого ей человека. Самого дорогого. Человека, что был ей дороже собственной жизни.

  Жизнь. Зачем ей жизнь без его глаз? Зачем нужна жизнь без того, кого она так любит? Разве такую жизнь можно назвать жизнью? Нельзя! Конечно нельзя!

 

  Ужасная головная боль снова дала о себе знать. В комнате было душно, перед глазами девушки всё плыло.

  Лена швырнула своё мокрое и помятое платье на несобранную постель и с огромным трудом побрела босыми ногами в кухню. Ей страшно хотелось пить. Хлебнув остывшего, горького чаю, девушка вышла на маленький балкон заставленный консервами и разным хламом. Дышать было тяжело, хотелось свежего воздуха.

  Она подошла к распахнутым настежь окнам. Свежий ветерок приятно ударил в лицо и наполнил её задыхающиеся лёгкие прохладным воздухом, чудесно пахнущим цветами, свежей зеленью и какими-то другими запахами. Разум Лены не в силах был их выделить. Девушка слишком устала.

  Её стало сильно клонить в сон. Глаза слипались, какая-то слабость во всём теле, а ноги, словно они были из ваты.

  Лена смотрела на улицу, на людей, проходивших мимо. Все они куда-то спешили, у всех были какие-то свои дела. Жизнь не остановилась. Она всё так же шла своим чередом. Земной шар всё ещё продолжал крутиться вокруг своей оси.

  Снова вернулось то необычное спокойствие и ощущение глубокой пустоты внутри. Сердце тихо и ровно стучало, без всяких волнений.

  А рядом с балконом суетливо кружили ласточки, гоняясь за мошками снующими повсюду. Птицы так красиво парили в воздухе. Лена залюбовалась ими.

  Какие же счастливые эти птицы! Им неведомы земные человеческие страсти и проблемы. Они не знают того горя, что познала она, и никогда не узнают. Они такие красивые! Они могут летать! У них есть свобода! Они свободны от всей этой земной суеты. Они прекрасны! И они счастливы, счастливы необыкновенно!

  Девушка почувствовала себя птицей. Только эта птица была заперта в тесную клетку. Клетку из боли, слёз, разочарований, из грустных воспоминаний. У этой птицы отняли свободу, обрезали ей крылья и заперли тут.

  Как же ей хотелось улететь отсюда вместе с этой стаей ласточек. Она бы гонялась вместе с ними за мошкарой, отдавалась, как эти чудесные птицы, потоку ветра. Она бы тоже не знала горя, она бы не помнила ни о чём и ни о ком. Она была бы свободной. Свободной, как ласточки.

  А что мешает ей? Что её тут держит, или кто? Ничего и никто не держит. Она может улететь. Улететь от боли и слёз, улететь от одиночества, улететь вмести с птицами. Да, она может. Почему нет?

  Она взобралась на подоконник, а ветерок ещё приятнее подул ей в лицо. Она чувствовала запах той самой птичьей свободы. И её душа так яростно забилась в этом тесном теле. Тесном и таким уязвимым. Перед болью, перед чувствами, перед ним.

  А что он будет делать, когда узнает, что его Леночка улетела навсегда, словно птица, из этого ужасного мира? Может быть, он будет жалеть? Наверняка! Только будет поздно, слишком поздно. Ведь Леночки не станет. Она улетит и будет свободной. Свободной от чувств, от боли, от слёз. Свободной от него.

  Радостное волнение охватило девушку всю изнутри. Сердце забилось так часто. Ласточки приветливо щебетали. Они звали её с собой. И она готова была лететь с ними.

  Она легко переступила подоконник и стояла уже на самом краю балкона седьмого этажа. Лёгкий ветерок игриво и ласково трепал её белоснежные локоны. Она наслаждалась запахом свободы.

  Тёплые лучи солнца улыбались её большим серым глазам. Голова как-то приятно закружилась, ноги перестали чувствовать твёрдости цемента, в глазах появился лёгкий туман. А за спиной у лены выросли огромные крылья, которые понесли её вместе со стаей суетливых ласточек навстречу ветру, солнцу и долгожданной свободе.

 

07.10.2017 02:00
676

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!