Аду Саид Абу Хаир

Автор:
Каграманов Р.
Изображение:
Описание:

Среди восточного базара

 Вокруг своих учеников

Сидел святой. Следы загара

От долгих странствий и трудов

Не портили лица аскета

И отблеск неземного света

В его задумчивых глазах

О неземных его стезях

Нам говорил. Глубоким взором

Он проникал в миры иные

Где под причудливым узором

Сокрыты тайны вековые.

Он изучил небесный свод

И глубину Великих Вод

Мог, потревожив небеса

Творить пред нами чудеса

А то, о чем он знать не мог

Ему рассказывал сам Бог

Еще в одном чудесном деле

Святой наш очень преуспел

Скользнув глазами еле, еле

Он мысли прочитать умел

Тем временем дервиш[1] лукавый

Из дальних странствий возвратясь

Средь них стоял, рукой усталой

На  посох свой облокотясь

Все слушал речи мудреца

Не понимая до конца

Их смысл. Хотя старался

Немного даже напрягался

Но почесав среди волос

Решил задать ему вопрос

О! Да пребудет с тобой мир!

Абу Саид Абу Хаир

И да продлятся твои дни

Нам очень дороги они

Я долго по миру блуждал

Пути к Всевышнему искал

Искал Его средь гор высоких

Среди морей и вод глубоких

Среди пустыни, там песок

Надолго въелся в мой висок

Искал везде и не нашел

И с этим горем поделиться

К тебе мудрейший я пришел

Скажи где Бог, открой мне тайну

Ее ты знаешь, говорят

А кто препятствует познанью

В геенском пламени горят

Абу Саид без лишних слов

Благодарит за пожеланье

И говорит, твое желанье

Исполнить в общем я готов

Пройти лишь нужно испытанье

Сосуд, закрытый на храненье

Тебе дня на три без сомнений

Вручаю я, в нем скрыта тайна

Не любопытствуй, что в нутрии

И не разбей его случайно

И если выполнишь задание

Исполню я твое желание

Дервиш учтиво поклонился

Забрал сосуд и удалился

В свою заброшенную келью

Прикрыл сосуд своей постелью

Сам рядом сел и задремал

 Затем молитвы почитал

По келье ходит взад, вперед

Потом садится, вновь встает

Измаявшись от любопытства

Он вдруг забывшись до бесстыдства

Схватил сосуд и поднял крышку

Оттуда выскочила мышка

Дервиш застыл, не веря взору

 Произошедшему позору

Бежит из кельи на базар

Чтоб учинить большой скандал

А на базаре крики давка

Товаров полные прилавки

Народ торгуется, котлы

До верха полные еды

Зовут усталых продавцов

И покупателей на плов

Там воздух полон ароматов

Восточных пряностей, мускатов

Сандала, имбиря, гвоздики

Целебных трав и базилики

И там, в роскошной чайхане

Святой сидел на топчане

Глядел на девок невзначай

И попивал душистый чай

Но вот к нему дервиш подходит

И разговор такой  заводит

Достопочтеннейший Саид

Душа моя огнем горит

Я дервиш, сам почти святой

А ты смеешься надо мной

Ты дал сосуд мне, сверху крышка

Сказал там тайна, а там мышка

Абу Саид чуть приподнялся

И от души расхохотался

Позвал своих учеников

Велел нести дервишу плов

Поит его душистым чаем

Но на вопрос не отвечает

Дервиш наелся и напился

Остыл слегка, остепенился

Затем сложил халат на стул

Зевнул два раза и уснул

Ну, а проснувшись, поворчал

И уже боле не серчал

Но все же, просит он Саида

Чтобы совсем прошла обида

Ему поведать смысл того

Что с ним вчера произошло

Саид, приняв серьезный тон

Отвесил вежливый поклон

Поправил то на чем сидит

И так дервишу говорит

Великую из тайн меня

Просил поведать ты, но я

Вначале дал тебе сосуд

Сказав, что тайна скрыта тут

Велел три дня его стеречь

И пуще глаз его беречь

Но подстерег тебя шайтан

И ты малейшую из тайн

Той мышки, сохранить не смог

Ты преподал нам всем урок

Мурид[2] быть должен, в меру скрытен

Быть терпелив, не любопытен

Любой доверенный секрет

Уметь хранить, вот мой ответ

Пока ж ни другу, ни врагу

Доверить тайну не могу

Но дервиш все не унимался

 Когда по миру я скитался

О шейх, я видел чудеса

Что шевелились волоса

На бедной голове моей

Клянусь я жизнею своей

В одном из дальних поселений

Есть человек, ни джин, ни гений

Толь индуист, то ли буддист

Но не  обычный аферист

И помолившись со слезами

Он перед нашими глазами

Не подвергаяся беде

Ходил спокойно по воде

Шейх улыбнулся, что ж такого

Здесь нету чуда никакого

Не то ли делает лягушка

И та же водяная мушка

Ну хорошо, дервиш кивает

Второе чудо вспоминает

 

 

Как будто там, под крышей мира

В одной заоблачной стране

Средь белоснежного Памира

В горах от жизни в стороне

Видны отшельников пещеры

Адептов непонятной веры

Так вот, они с утра встают

Свои молитвы пропоют

Позанимаются собой

Затем, летают над землей

О шейх, О  отблеск изумруда

Скажи нам, это ли не чудо.

Здесь ни какого чуда нет

Промолвил шейх ему в ответ

Ворону всякий презирает

Хотя та по небу летает

И муха, что тебя достала

Пред нами целый час летала

Теперь побитая лежит

И ни куда уж не спешит

Дервиш подергал свой шнурок

И почесав себе пупок

Не зная как закончить спор

Опять заводит разговор

О шейх, о свет в моей темнице

Я слышал, что в одной столице

Есть человек, в один он миг

Другого города достиг

На это шейх ему ответил

И здесь я чуда не заметил

Шайтан, со всех земных краев

Лишь только твой, заслышав зов

В твое одно мгновенье ока

Сидит у твоего порога

Тогда, что чудо в человеке

Спросил дервиш, прищурив веки

А чудо, тот лишь человек

Который, в свой короткий век

Живет, общается с народом

Житейским преданный заботам

Встает счастливый по утрам

По важным бегает делам

Грустит, шалит себе немного

Но будь он мал, или велик

Он даже на короткий миг

Не забывает в сердце Бога

Где сердца чистая обитель

И Бог один в нем повелитель

На этом разговор с тобой

Закончим, нам пора домой

 

 

 

А завтра нам пора в дорогу

В Мерв  до Султанова порога

Меня любезно пригласил

Достопочтеннейший визирь

Наш шейх с хозяином простился

Затем учтиво поклонился

Его молоденькой жене

Желал успехов чайхане

И процветанья сему дому

Любви и радости семье

Здоровья славной детворе

Согласно правилу простому

Не утомлять простых людей

Он посылает поскорей

За двор своих учеников

Готовить гордых верблюдов

И возгласив осанна Богу

Все дружно тронулись в дорогу

 

Неспешно шествуют верблюды

Вдоль узких улиц городских

Водой наполнены сосуды

Качались на спинах у них

Но бабка вдруг полуслепая

На них, сама того не зная

С кандыма, старая карга

Смахнула пепел из ведра

И шейха новенький халат

Накрылся с головы до пят

Тут все ужасно возмутились

И на старуху напустились

Ругают, на чем свет стоит

Старуха бедная кричит

Вокруг такой переполох

Что я чуть было не оглох

И только шейх наш улыбнулся

Сошел на землю, отряхнулся

Поправил пепельный халат

И совершив один рукят[3]

Всем приказал угомониться

Перед старухой извинится

Ей подарив один дирхам

Он дальше двинул караван

 

Но вот и шейха двор. Он сам

Всех распускает по домам

Чтобы готовится в дорогу

И за ночь выспаться немного

И отойдя от сладких снов

Под пенье ранних петухов

Всем быть у городских ворот

Оттуда двинуться в поход

 

Проходит ночь над Нишапуром

Над горизонтом небосвод

Пылает огненным пурпуром

Светило алое встает

Лучами землю обнимает

Всех потихоньку пробуждает

От сладких снов, и новый день

Встречают все, кому не лень

У городских ворот народ

Что провожает нас в поход

Собрался. Как в былые дни

Толпою шумною они

Над караванщиком творят

Полуязыческий обряд

Но вот команда прозвучала

В дорогу двинуть караван

И понеслося все сначала

Движенье, крики, шум и гам

Прощанья, слезы расставанья

Приказы, просьбы, обещанья

Не изменять на стороне

Не поклоняться сатане

Слышны повсюду там и тут

Но вот муллу уже ведут

Звучит молитва в путь дорогу

Зовут Аллаха на подмогу

Зарезан жертвенный баран

И в путь пустился караван

И потянулась вереница

Хранима Божьею десницей

Из величавых верблюдов

Добром навьюченных ослов

Идут ученики пешком

Шейх, на верблюдице верхом

Качаясь мирно на спине

Он пребывает в полусне

 

Но шум в пути не утихает

Муриды спорят меж собой

Старуху дружно вспоминают

И вот один мурид рябой

Спросить у шейха предложил

И тут же к шейху поспешил

Ему хурму он предлагает

Ему проблему излагает

-Учитель наш, в поступках Ваших

Всегда есть скрытый смысл и с наших

Не очень развитых умов

Вы сей таинственный покров

Снимите. Ваше объясненье

Развеют споры и сомненье

И наши умственные муки

По отношению к старухе.

Шейх скушал спелую хурму

Поправил белую чалму

Подумал, сделав умный вид

Ученикам он говорит

Всем светлого желаю дня

Ответ мой вам и прост и сложен

Тот, кто заслуживал огня

Довольствоваться пеплом должен

Шейх всем удачи пожелал

Зевнул слегка и задремал

 

Уж третий день дорога длится

Среди оазисов, песков

Проходит наша вереница

Мимо селений, городов

Повсюду шейха ждут, встречают

Организуется меджлис[4]

Там шейх собрание превращает

В великолепный бенефис

Он говорит и слезы льются

Из глаз суровых мусульман

Там льется кровь, шахиды[5] бьются

За честь, за славу, за Коран

Он рассказал, как Мухаммеду

Явился славный Гавриил

И по секрету всему свету

Благую новость сообщил

Что Бог один, а он посланник

Отца небесного избранник

Что предстоит теперь ему

За веру биться одному

Среди языческих племен

И приводить их на поклон

К Аллаху в Мекку Божий храм

Что говорят, когда-то строил

Достопочтеннейший Авраам

Саида искренний рассказ

Приводит общество в экстаз

И там, где путь его лежит

Там слава впереди бежит

Однажды шейха караван

Проходит мимо деревушки

В ней православная церквушка

Там служит батюшка Иван

Абу Саида друг сердечный

Когда-то, где-то в дружбе вечной

Они клялись между собой

Иван зовет его домой

Весь караван во двор заводит

Своих послушников приводит

Велит пристроить верблюдов,

Народ и всех учеников

Желая другу угодить

Ведет в трапезную кормить

Совместна трапезная нам

Чудна, по нашим временам

Вот православные христиане

И в вперемешку мусульмане

Ведут беседы от души

И уплетают беляши

Кто блин макает в мед душистый

Кто хворост кушает пушистый

Кто, несмотря на все запреты

Ест православные котлеты

Кто чай зеленый попивает

А кто украдкою зевает

Узрев тенистую сосну

Желая отойти ко сну

И если там, на облаках

За ними наблюдал Аллах

В Его узрели б мы глазу

От умиления слезу

 

Но вот обедня завершилась

Толпа вокруг засуетилась

И просит батюшка Иван

Саида почитать Коран.

 Слыхал, он тихо произнес

О том, что наши там пророки

Там почитается Христос

И осуждаются пороки

Толпа слегка заволновалась

Приход на батюшку глядит

Кому сомнения закрались

Кто полушепотом ворчит

О том, что в православном храме

Не рассуждают об Исламе

Но так изволил Поп решить

 А значить так тому и быть

Шейх встал, глаза его сверкали

Полумистическим огнем

Тут прихожане испытали

Сильнейший внутренний подъем

Он говорил им об Аллахе

И комментировал Коран

О Сатане, о Божьем страхе

И непорочности Марьям

О том, как злые Иудеи

Распяли доброго Христа

И как боялись Фарисеи

Животворящего креста

О том, как воины ИСЛАМА

По повелению Корана

Благие вести всех времен

Распространяли, как умели

Среди языческих племен

И что Архангел Гавриил

Пророку как-то говорил

О том, что Божия десница

Повелевает им явиться

И ждать к намеченному сроку

Аудиенции у Бога

Как по велению Аллаха

На крыльях белого Барака

Лететь до храма у горы

Через святой Иерусалим

И там молиться до зари

Где,   знает каждый пилигрим

Есть лестница на небеса

Где каждый день туда-сюда

Восходят ангелы без страха

По поручениям Аллаха

 

Как в этом храме у дверей

Иисус Христос и Моисей

Встречали дружно Мухаммеда

И с Гавриилом до рассвета

Молитву общую творят

О чем- о тихо говорят

Желают, чтобы по пути наверх

Тому сопутствовал успех.

Шейх рассказал им про Мирадж[6]

И про его последний хадж

И про героев новой веры

Про несравненного Али

Как тот, от родины вдали

Вниз опустил свое копье

И пощадил Муавие[7]

И этим он, с тех самых пор

В исламе произвел раскол

Закончив проповедь свою

Шейх обернулся на толпу

А та всецело погрузилась

 В полумистический экстаз

Кричала, каялась, молилась

Без лицемерья и прикрас

А тут еще и чтец  Корана

Читать стал суру про Имрана[8]

Про непорочную Марьям

И про страдания христьян

И тут толпа уже сама

Совсем лишилася ума

Шейх взял руками посох свой

Поднял его над головой

И взгляд пронзительный метнул

И тот как молния сверкнул

И освятил сердца людей

Могучей силою своей

Толпа на миг оцепенела

Еще немного пошумела

И сняв мистический венец

Угомонилась наконец

Шейх завершил свое собранье

Благодарит всех за вниманье

Велит своим ученикам

Со всеми вежливо прощаться

И подготовив караван

Опять в дорогу собираться

И тут опять рябой мурид

На ухо шейху говорит

О шейх, одно твое желанье

И все почтенное собранье

Сих православных христиан

Приняли б с радостью Ислам

Шейх вздрогнул, взгляд его смутился

От этих непонятных слов

И он еще раз убедился

 В происхождении ослов

Саид немного поворчал

И так рябому отвечал

Все остаются при своих

Не можем им навязывать

Не мы завязывали их

Не нам их и развязывать

И так на гада посмотрел

Что тот едва не околел

 

Пора настала расставаться

И нам с обителью святой

Пора в дорогу собираться

Там за церковною стеной

Нас ждет пустыня впереди

Там раскаленные пески

И ветер знойный нас по лицам

Начнет хлестать, ругать и злиться

Не будет видно нам тропы

И будут путаться следы

И как когда-то в Палестине

Среди таинственной пустыни

Косноязычный Моисей

Водил неправильных людей

Вот так и шейха каравану

По направленью к Хорасану

Грозит запутаться в песках

И испытав смертельный страх

Ругаться на плохой прием

Песков горячих властелина

Полуязыческого Джина

И проклиная его дом

 

Но что такое, караван

Спокойно ходит по пескам

Прохладный дует ветерок

На глаз не сыпется песок

Не рвется сердце от жары

Совсем не хочется воды

Вокруг такая благодать

Что это стало удивлять

И беспокоить от души

Джафара, караван-баши

И он исполненный тревоги

За сей природный феномен

В душе языческий туркмен

Решает повернуть с дороги

Считая, что плохой шайтан

Готовит для него капкан

Расположившись на привал

Обеспокоенный Джафар

Спешит к Саиду за советом

С которым, он когда-то рос

Или за правильным ответом

На свой волнующий вопрос

Абу Хаир, я караваны

Давно вожу в чужие страны

И точно знаю наперед

Что впереди Джафара ждет

А здесь такая благодать

Мы как в раю, шайтана мать

Где буря, пыль, в конце концов

Где Джин, что знал моих отцов

Что означает это чудо

А может Джин бежал отсюда

А может грозный Джин женился

И с юной девой удалился

Шейх рассмеялся пилигрим

Любил подшучивать над ним

И здесь возможность пошутить

Наш шейх не хочет упустить

О нет, Джафар, великий Джин

По прежнему живет один

И властвует по всей пустыне

И в прилегающей долине

Но дело в том, что этот хам

Недавно перешел в Ислам

Теперь он добрый мусульманин

Мечети местной прихожанин

Я с ним беседовал и он

Джафару низкий слал поклон

Джафар растрогался, слеза

Покрыла влагою глаза

Как мудр и милостлив Аллах

В своих божественных делах

Но шутки в сторону, природа

И божьей милостью погода

В пустыне с верного пути

Не позволяла им сойти

 

Но вот как зарево пожара

Дворец великого Санджара

То купол блещет голубой

И славу носит над страной

О процветанье Хорасана

И редкой мудрости Султана

И вот за городской стеной

Поход заканчивает свой

Наш шейх. Мерв словно рай

А вот и караван сарай

Желанный путников приют

Где шейха с нетерпеньем ждут

Но, не успев расположиться

Как заявляется гонец

Визирь велит поторопиться

И скоро ждет Вас во дворец

А там астрологи и маги

Далая ламы бедолаги

Алхимик на худой конец

Один египетский мудрец

С Тибета желтый проходимец

Факир, придворный лихоимец

Мумифицированный йог

С Афин, философ-демагог

Собрался весь ученый свет

Как водится в начале года

Держать о будущем совет

И здесь конечно намбе бир[9]

Считался наш Абу Хаир

Его приветствовали стоя

Почтили славою героя

С ним поздоровался Санжар

И водрузил на пьедестал

О шейх, давно известно мне

Какие здесь по Хорасану

Легенды ходят о тебе

Ты божий друг, согласно сану

А твой мистический халат

Нам обещает карамат[10]

Твои глубокие познанья

Превыше нашего признанья

Скажи, как будет в будущем году

На урожай какие виды

И будут ли враги побиты

Где оступлюсь я, упаду

Какие ждут страну напасти

Кто угрожает моей власти

О чем нам звезды говорят

Что так таинственно горят

Наш шейх согласно протоколу

По направлению к престолу

Свершил положенный обряд

И прочитав один аят[11]

Султан – он медленно сказал

Ты водрузил на пьедестал

Меня. Кто я? – что вспомнил обо мне

Наместник Бога на земле

Что будет? Ты желаешь знать

Тогда позволь тебе сказать

Совсем немного, в двух словах

Все будет, как решит Аллах

В году прошедшем было также.

Я говорил тебе однажды

Везде решает только Он

Мне жаль Султан – такой закон

Шейх – Выход есть? – спросил Султан

Конечно есть, читай Коран

Что посоветуешь нам делать?

Шейх отвечал –

                                Молитесь, молитесь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Дервиш – отшельник-поломник, искатель путей к Богу

[2] Мурид – ученики шейха и все примкнувшие к нему с целью получения мистических знаний.

[3] Рукят - поклонение и преклонение в намазе

[4] Меджлис - Собрание избранных жителей города или села по какому либо поводу или без повода

[5] Шахид – мученик веры

[6] Мирадж - Путешествие пророка Мухаммеда по семи небесам в сопровождении архангела Гавриила

[7] МУАВИЕ – Во времена Халифата Али руководил одной из областей Халифата. После убийства Али стал халифом.

[8] Имран – отец Марьям(Марии)

[9] Намбе бир – номер один

[10] Карамат – способность творить чудеса

[11] Аят – нумерованный абзац суры Корана

04.04.2017 14:12
192

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!