Спортивная попытка

Изображение:
Автор:
ShutNik
content:

 

В наш техникум приехали вербовщики. Здоровенные детины, отобранные для исполнения этой функции, очевидно, по количеству интеллекта на физиономиях, соблазняли ребят и девчонок записываться в велосипедную секцию студенческого спортивного общества «Буревестник». Я записался, единственный. Не в надежде сделать спортивную карьеру на велотреке, а хоть так считать себя причастным к студенческому сословию.

Занятия проходили дважды в неделю в спортивном зале автодорожного техникума. Да, в зале, ибо сезон тренировок и соревнований непосредственно на треке уже закончился. А в зале крутили педали на станках, тягали штангу и играли в вульгарную разновидность баскетбола, больше смахивающую на регби. Так что, увидеть впервые трек мне предстояло только через полгода. Не был там ни разу. Он находился в спорткомплексе «Юный пионер», на Ленинградском шоссе, напротив стадиона «Динамо». Слышал, что трек имеет бетонное полотно, а «фабрикой рекордов» страны стал сравнительно недавно построенный «быстрый» трек в Туле. У него деревянное полотно, из лиственницы. А вообще-то в стране было треков раз-два и обчёлся. Еще пользовался доброй славой велотрек в Ереване.

Оказался я в центральной секции «Буревестника». Ниже по спортивным категориям, чем перворазрядники, там не было. Почти все мастера спорта, чемпионы и рекордсмены города, страны, Европы. Был даже рекордсмен мира в спринте Ростислав Варгашкин. Недавно узнал, что он сейчас возглавляет Федерацию велоспорта России. Вот в такой компании и оказался я и ещё пара новобранцев (не из нашего техникума). Старший тренер - Батаен Вениамин Леонтьевич. Он знаменит не только тем, что являлся тридцатишестикратным чемпионом страны, но и мужем главного тренера СССР по художественной гимнастике. В то время в секции занималась из знаменитых, кроме Варгашкина, Галина Ермолаева, моя ровесница, но уже чемпионка страны,  ставшая впоследствии заслуженным мастером спорта, шестикратной чемпионкой мира. Был и перворазрядник Борис Васильев, который на Олимпиаде 1960 г. в паре с Варгашкиным завоевал бронзовую медаль в гонке на тандемах. Мы в спортзале выглядели слепыми щенятами-переростками.

Усидеть с велосипедом на велостанке не так-то просто, нужна привычка. Велостанок — это трёхроликовая конструкция, шириной с полметра, на которой свободно перемещается незакреплённый велосипед. Заднее колесо немного проваливается между близко друг от друга закреплёнными роликами, переднее стоит на переднем ролике станка. Сидишь на велосипеде и выдерживаешь обычное равновесие, используя руль, крутишь педали.

Иногда к тебе подходит Батаен или кто-либо из его помощников, даёт команду крутить с максимальной скоростью и с помощью секундомера подсчитывает число оборотов за минуту. По отзывам тренеров я неплохо прогрессировал, скорость вращения педалей приближалась к двумстам оборотов в минуту. Для сравнения скажу, что Варгашкин в нашем тесном окружении давал более трёхсот оборотов. Ноги сливались в мелькающий круг! Пару раз с нами проводили теоретические занятия. Используя плакаты и схемы, Батаен рассказывал о технике педалирования.

Иногда в зале появлялись и велосипедисты- шоссейники. Обычно они зимой занимались скоростным бегом на коньках, но не брезговали и велостанками. Помню, пришла на занятия чемпионка Москвы в шоссейных гонках по группе девушек, перворазрядница. На станке работать не могла, не приходилось ещё. Вот Батаен и поручил мне подержать её, чтобы велосипед не соскочил со станка и она не врезалась бы в стену зала (трековые велосипеды не имеют свободного хода и тормозов). Обычно страхуют новичков на станке, держа велосипед за задний отворот кожи седла вниз. Но с женщинами другой случай. Не смотря на то, что женское седло пошире мужского, оно всё равно утопает в телесах. Приходится держать велосипед за выдвинутую штангу седла. Тут другое неудобство. Крутит девушка педали на максимальной скорости минут двадцать и просит сдвинуть руку пониже или повыше, а то «ты мне уже до мозолей ляжки натёр».

В таких спортивных трудах и прошла зима, дожили до мая, когда предстоял нам первый выход на трек. Этот выход совмещался с участием в соревнованиях на приз открытия сезона. На общем собрании членов секции перед соревнованиями Батаен объявлял виды гонок, в которых будет участвовать каждый член секции. Если у мастеров и перворазрядников были свои гонки-коронки, то для нас, новичков ассортимент принудительный. Батаен в мой адрес только сказал: индивидуальная гонка преследования на четыре километра и групповая гонка. Меня несколько озадачила вторая гонка, которую не зря называли гробовой гонкой. Но возражать тренеру не положено, ещё трусом прослывёшь. К тому же это и почётно – ведь сам Батаен специализировался в этом виде велогонок. Соревнования двухдневные - суббота и воскресенье. Мне почему-то послышалось, что обе мои гонки в воскресенье.

В субботу я пришёл на трек просто поболеть за своих. После спринтерской гонки, где Варгашкин не имел достойных соперников, по радио объявляют о следующем номере программы. К моему ужасу это была индивидуальная гонка преследования. В девятнадцатой паре слышу: заслуженный мастер спорта Анатолий Черепович, ЦСКА и … «Буревестник», без разряда. А у меня нет с собой велоформы, туфель, шлема, на велосипеде хлопчатобумажные тренировочные трубки не заменены на соревновательные шёлковые. Кошмар! Бросился в раздевалку к ребятам. У кого-то взял более или менее подходящие по размерам трусы, футболку, шлем. Еле нашёл велотуфли. Велики мне, наверное, на пару размеров, надетые на ногу они не влезают в туплексы педалей. Поясню для непосвящённых. Педали спортивных велосипедов оснащены держателями стопы, так называемыми туплексами. В них всовывается нога при опоре на педаль. Кроме того, на подошве велотуфель приклёпывается планка из дюраля, имеющая поперечный паз. В этот паз входят рёбра педали. Таким образом нога велосипедиста закрепляется на педали, что позволяет ей прилагать усилия на педаль и при нажатии, и при подъёме ноги. То есть обе ноги велосипедиста работают непрерывно: давят-тянут.

Когда дошла моя очередь, я вышел на полотно трека босиком, ведя руками велосипед. На его педалях уже были закреплены велотуфли. Стартёр придерживал меня, а я, сев на велосипед, просунул ноги в велотуфли и завязал шнурки. На противоположной стороне бетонного кольца трека дожидался старта Черепович. Выстрел, поехали. С мастером, тем более заслуженным, членом сборной СССР по шоссейным гонкам не поспоришь. Уже вскоре я услышал за спиной усиленное сопение своего соперника.

- Ну пусть, - подумал я, - обгоняет, а я постараюсь держаться за ним метрах в пяти-десяти. Всё легче будет крутить педали.

«Садиться на колесо» в этой гонке запрещено, это не спринт, где каждый из двух соперников, не желая быть ведущим, пытается пропустить соперника вперёд и «сесть» у него на колесе. Только в этой гонке используется сюрпляс, то есть стояние обоих гонщиков на месте.

Но удержаться за Череповичем мне не хватило сил. Он удалялся от меня всё дальше и дальше. В конечном итоге он опередил меня почти на полтора круга в десятикруговой гонке! Утешением для меня было только то, что мой результат удовлетворял третьему разряду. Мелочь, а приятно, начало положено! Но, к сожалению, я застудил горло, наверное потому, что гонка происходила после короткого дождя, при прохладном воздухе и судорожном дыхании на дистанции. Но отказываться от групповой гонки на следующий день я просто не имел морального права.

В воскресенье я был уже во всеоружии: одет по форме, машину подготовил. Вышел на старт в числе нескольких десятков гонщиков. Групповая гонка проводилась на дистанцию шестьдесят кругов. Каждый третий круг финишный, то есть первая тройка лидеров на финишной черте получают зачётные очки, а последний в группе выбывает из гонки. Победитель определялся по сумме заработанных очков за двадцать финишных кругов.

 Старт. В толкучке постоянно задевали друг друга плечами, следили, чтобы не задеть соседа сбоку или впереди колесом. Иначе завал, куча мала, без которых групповая гонка не обходится. За то и получила прозвище гробовой. Старался держаться поближе к головке толпы, к её первой шеренге. Но на третьем круге мастера рванули вперёд и разыграли между собой зачётные очки. Слава Богу, что не оказался последним. Еду дальше, покашливая и с болью глотая слюну. То же повторилось и на шестом кругу. А на восьмом гонка для меня закончилась. Впереди меня у гонщика лопнула трубка, на него сразу наткнулись и свалились следующие гонщики. В этой куче мала оказался и я. Гонка покатила дальше, а нас, свалившихся, попавших в завал, механики быстро перетащили на травку внутри бетонного кольца. Прибежали медики. Вставать пока не разрешали, чтобы убедиться в отсутствии сотрясения мозга. Намазали зелёнкой стертые о бетон локти, плечи, бёдра.

Проболел две недели, пропустив тренировки. Когда пришёл по выздоровлении на трек, своей машины на месте не обнаружил. Механик сказал, что Батаен её кому-то отдал. Я к нему. Тренер посмотрел на меня ясным взором и сказал, что не надеялся меня увидеть после завала. А мою машину отдал девице-второразряднице, пришедшей на трек с шоссейных гонок.

- Вениамин Леонтьевич, но ведь я болел, вот даже справка есть от врача, - чуть не плача, канючил я.

- А позвонить, сообщить о заболевании не мог?

- Да нет у меня телефона, и куда звонить не знаю. Ведь Вашего домашнего телефона не знаю и в секцию некуда звонить. Не звонить же на СЮП (Стадион юных пионеров). Кто пойдёт искать Вас ради меня?

- Ладно. Поезд ушёл. Не буду же я теперь отбирать велосипед у девушки. Бери прокатную машину и давай на тренировку.

Брать прокатную машину?! Это уж слишком. Садиться на развалюху после того, как несколько месяцев тренировался на отличной, хоть и советской машине! Да, мне дали ещё зимой новенький велосипед ХВЗ (Харьковского Велосипедного Завода). Он был из партии, выпущенной специально к Олимпийским играм 1956 г., для членов сборной СССР. Но именитые велосипедисты предпочли гоняться на итальянской технике. Вот мне и повезло стать владельцем этого «советского чуда». А теперь снова на прокатный велосипед?!

Я решил обидеться на «Буревестник» и, перейдя на противоположную сторону Ленинградского шоссе, направился на стадион «Динамо». А там в велосекции предложили прийти осенью и заниматься в зале на станке. Так закончилась моя велокарьера. Но эхо её достало меня через два года.

Приезжают ко мне домой на мотоцикле с коляской два здоровых лба, называются веломеханиками «Буревестника». За мной должок. Уйдя из секции, я не сдал велосипед и прилагаемые к нему причиндалы — трубки, звёздочки и прочую мелочь. Всего на сумму, превышающую месячную зарплату моего хорошо оплачиваемого отца. Дали срок оплаты, после которого подадут заяву в суд. Я сразу же рванул в «Буревестник», чтобы напомнить о себе Батаену. Оказывается, он уже расстался с «Буревестником» и тренирует велосипедистов общества «Урожай». Сидевшие в раздевалке ребята узнали и вспомнили меня, выслушали мою историю и искренне посочувствовали. Галя Ермолаева, ставшая уже знаменитостью, чемпионкой мира прямо сказала, что этот человек меня не первого обобрал таким образом. Посоветовала съездить к Батаену домой для разговора и дала его домашний адрес. Поехал в центр города, в проезд Серова, напротив Политехнического музея.

На звонок дверь открыла жена Вениамина Леонтьевича. Сказала, что он в гараже, который находится во дворе дома. Пошёл туда. Батаен возился со своей «Победой». Меня, хоть и с трудом, но вспомнил. На мои напоминания о причинах моего ухода ответил, что всё это помнит, но что он забрал мой велосипед, не помнит категорически.

Мой отец посоветовал мне обратиться в велосекцию «Буревестника» и посмотреть инвентаризационные ведомости. Ведь за два прошедших года обязательно должна была пройти инвентаризация, тем более, что старший тренер увольнялся. Снова поехал в «Буревестник». Знакомые мне механики отказались показать ведомость, но больше ко мне не обращались со своими претензиями.

Ещё раз велотрек напомнил мне о себе лет через двенадцать. Ехал в метро. Увидел стоящим у дверей одного из мастеров спорта, занимавшегося в зале в моё время, Николая Трухачёва. Он смотрел на меня, сидящего на диване напротив и улыбался. Значит, узнал. Я подошёл к нему. Он очень тепло начал вспоминать те времена и общих знакомых. На мой вопрос, почему на улицах встречаются афиши о велосоревнованиях памяти Анатолия Череповича, ответил, что Черепович погиб в автокатастрофе в 1970 году. Ему было тридцать четыре года. Вот и всё.

20.02.2021 06:11
50

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!