Дальние поездки. "Наш" Днепр

Изображение:
Автор:
ShutNik
content:

Дальние автопутешествия. "Наш" Днепр

 

Предисловие

 

Взбаламутили душу разговоры на сайте о нынешней Украине. Разговоры все по инициативе харьковчан, луганчан, дончан. Очень много связывает меня с Украиной. И не только потому, что отец родом с Житомирской обл., тёща - с луганщины. Сам объездил чуть не всю Украину и по служебным делам, и отпускные отбывал. Три года срочной военной службы во Львовской и Волынской областях с посещением известных и интересных мест Прикарпатья и Закарпатья. Вспоминаю, как целую неделю водил немецких студентов по самым памятным местам Киева, а сам ночевал в квартире аспиранта нашей кафедры – киевлянина. Незабываемые впечатления оставила Винница, особенно посещения гробницы великого врача и физиолога Павлова и развалины бункера Гитлера. Помню, как в гостинице в Сумах всю ночь играл в шахматы с приятелем - доцентом Киевского инженерно-строительного института, мастером спорта по шахматной композиции. В Житомире из кабинета главного инженера проектного института после работы пешком ходили на садовый участок хозяина кабинета. По дороге выпросили для посадки под Москвой стебли хмеля на огромной плантации этой культуры. И многие, многие другие дорогие памяти воспоминания. Но в этом длинном своём рассказе хочу рассказать только о тройном посещении Кременчугского водохранилища. Каждый раз с целью отдыха, рыбалки, катания на водных лыжах.

Инициатором поездки на Днепр выступал мой большой приятель и сослуживец Виктор Павловский. Мы с ним познакомились, когда он пришёл к нам в научно-исследовательский институт из союзного главка ГАИ. Я перезревший младший научный сотрудник, дохаживающий капитанское звание, а он на пять лет старше меня по возрасту и майорские погоны на плечах. Может, всё началось с волейбола. Виктор пользовался своим хорошим ростом и был сильным нападающим. Я на полголовы ниже – играл в защите и пользовался спросом у нападающих в качестве разыгрывающего. Короче, он почему-то «положил на меня глаз» и во время одного из перекуров предложил мне совместную семейную поездку на автомобилях на Днепр, на Кременчугское водохранилище. Намекнул, что ему посоветовали интересное местечко в тех краях, а он имеет и берёт с собой катер, водные лыжи и комплект различных рыболовных снастей. Соблазн велик, тем более у меня вообще ещё не было дальних автомобильных вояжей. На первом своём автомобиле – «Запорожце-968», прозванному в народе ушастиком, я научился водить и получил права менее двух лет назад.

Предложение Виктора согласовал с женой. Получил от неё согласие, сопровождаемое мощнейшими колебаниями: – Никогда не жила в палатках, в антисанитарных условиях, всегда буду себя чувствовать скованной при малознакомых людях, не представляю себе суточные отсидки в автомобиле и т.д. и т.п.

Состоялась первая семейная встреча для планирования последующих действий. Встречались у меня дома, на Каширке. С Виктором приехали наши будущие спутники: жена Виктора – Роза и их сын – шестнадцатилетний Саша. Роза работает переводчицей с итальянского языка в информационном бюро ЗИЛа. Ровестница Виктора, женщина высокого роста с плотной фигурой. Очень разговорчивая. Саша – ученик девятого класса. В родителей высокого роста и с подтянутой спортивной фигурой. Чтобы пресечь колебания моей жены, Виктор сразу начал с того, что имеет большой опыт автомобильных путешествий и существования в походных условиях. Исколесил всю европейскую часть СССР – от Карпат до Урала, от Архангельска до Астрахани. Мой двенадцатилетний сын – Михаил слушал Виктора с раскрытым ртом и чувствовалось, что он уже готов к поездке, что его уже притягивает дружба с Сашей.

Мы отметили наше знакомство, подтвердили обоюдное согласие на совместное проведение отпуска. Мероприятия, связанные с подготовкой поездки, решили начинать с решением вопросов об отпусках на определённую условную дату. Как только каждый получит разрешение на отпуск, снова соберёмся для решения конкретных вопросов подготовки к длительному пути и к палаточной жизни на берегу Днепра.

Вопросы с отпусками, к счастью, решились без особых затруднений. Наши с Виктором начальники отделов знали о нашей дружбе и очень быстро дали добро. У Розы тоже трудностей не было. Сложнее всего было у моей жены Валентины. Она трудилась инженером в проектном институте Министерства среднего машиностроения. Таких там много, а летних месяцев всего три. Но все трудности были преодолены и мы, наконец, определились с датой начала нашего путешествия. Теперь наша общая встреча состоялась в квартире Виктора в Черёмушках. Составляли списки закупаемого продовольствия. Упор по совету Виктора был сделан на русской водке – немного «Столичной» для себя и много «коленвала» в качестве валюты при «международном общении». Потом, как обычно, мясные консервы, макароны, крупы и проч. Денег с собой брать – по усмотрению. Точно потребуется много на бензин, учитывая прожорливость двигателя катера. Что-то захочется купить для разнообразия стола. Да и вообще на всякий пожарный случай.

Виктор оповестил нас, что хочет пригласить в поездку ещё один экипаж. Это его знакомый и полезный человек из конторы, занимающейся изготовлением катеров. С ним жена и четырнадцатилетний сын. Познакомимся с ними в начале движения по маршруту. Кстати о маршруте. Рассматривали два варианта: через Киев и через Харьков. Решили остановиться на втором и детально его проработать в отношении пунктов ночлега, остановок для отдыха и перекусов. Обсудили вопрос распределения груза. Львиная доля ложилась на катер, который Виктор буксирует на своём ВАЗе 21011. В мой «Запорожец» много не положишь, своё бы личное имущество разместилось. У третьего спутника – «копейка». Тоже расчёт только на небольшой по объёму багажник. Кое-что забросим на багажники, устанавливаемые на крышах авто.

Всё. Дата отъезда в путь установлена, место встречи и порядок следования в колонне тоже.

 

Поездка первая

 

- 1 -

 

За день до назначенного отъезда я поехал «зарядиться» бензином под завязку. Напрямую от автостоянки до АЗС не более полукилометра, но это по наезженной колее по пустырю. По улицам - несколько кварталов. Решил спрямить маршрут и попёрся по глиняному просёлку. А так как ночью прошёл сильный дождь, то дорога прилично размякла. Не завяз только благодаря высокой проходимости, присущей «Запорожцу». Залил полный бак и две двадцатилитровые канистры. Завтра по договорённости мы должны встретиться в пять часов утра на Симферопольском (теперь Варшавском) шоссе сразу за пересечением МКАД. Так рано потому, что нужно было до наступления часа пик выбраться за пределы Московской области, иначе устанешь торчать в заторах. Дома мы с женой и сыном носили и упаковывали в машине вещи, которые не страшно было оставить в машине на ночь.

Встреча состоялась в назначенное время. Мы познакомились с приятелем Виктора и его семьёй. Тронулись в путь. У нас в машине был ещё четвёртый «член семьи» - миниатюрный пёсик породы русский спаниель по кличке Зита. Его место было рядом с Валентиной на заднем сиденье. Сын располагался рядом со мной и управлял музыкальными программами на автомобильном касетнике. Расположение автомобилей в колонне такое: первым следует Виктор. У него на самодельном одноосном на жигулёвских колёсах прицепе катер, потому ему и предстояло выбирать скоростной режим. За ним еду я. В мои обязанности входит следить за поведением прицепа. Третьим ехал наш новый знакомый. Заранее обговорили использование для экстренных сообщений фары. Мобильников тогда не было и рациями не обзавелись.

Вот и первые не предусмотренные финансовые затраты. На подъезде к Туле у меня взорвалась шина на переднем правом колесе. Тяжело гружёный автомобиль и подъём в гору, а потому и небольшая скорость позволили мне удержать автомобиль от съезда в кювет. Колонна остановилась. Сняли повреждённое колесо и заменили его на колесо из запаски. Рассмотрели повреждённую покрышку. Круговая прорезь по боковине. При установке запаски увидели и отломали большой кусок глины. В ней блестело отшлифованное за полторы сотни км. стекло. Оно-то и разрезало боковину. Это последствие моего прорыва к АЗС по глиняной грязище. Виноват, проявил халатность. В Туле заехали в магазин запчастей, где я и приобрёл комплект резины для запаски. Рядом в мастерской установили резину на диск, благо он не пострадал в аварии. И далее в путь.

Харьков проехали по окраинным улицам, потому город не удалось посмотреть. Далее движение происходило по равнинной местности, поля, поля, поля, разделённые периодически лесозащитными полосами. По дороге останавливались в более или менее крупных сёлах, заходили в продуктовые магазины. Заглядывали и на рынки. Здесь нас всех поразило поведение сына приятеля Виктора. Этот четырнадцатилетний юноша важно прохаживался между прилавками и тыкал пальцем в разные продукты, повторяя: - А это сколько стоит? – хозяйственный мужичок. В кафе делали лёгкие перекусы – соки, пирожки. Обеденный перерыв сделали в одной из лесозащитных полос. Съехали с дороги метров на двести. Достали бензиновые примусы и продукты быстрого приготовления. Так же в лесозащитной полосе остановились и на ночёвку. Для этого мы уже установили палатки, достали надувные матрасы и спальные мешки. Сейчас, вспоминая, остаётся только удивляться безопасности в те времена.

Уже вечерело, когда по указанию дорожного верстового столба мы узнали, что до Кременчуга осталось восемнадцать км. Виктор включил правый поворот, свернул на грунтовку и остановился. Мы за ним. Все вышли из машин размять затёкшие ноги и прогулять Зитку. Виктор сказал, что мы уже у цели, до воды осталось по этой грунтовке порядка пяти км. Справа от грунтовки было огромное поле в стерне, оставшейся от каких-то зерновых. Слева от дороги целина, плавно спускающаяся в низину. На дне, очевидно, ручей. За этой низиной виднелась небольшая деревня. Поехали по просёлку. Вскоре полевой ландшафт выпрямился и скат в низину исчез.

Нормально завершили эту долгую дорогу. Перед самой водой пересекли лесную полосу метров сто шириной. И вот берег. Перед нами Днепр! Точнее днепровский залив, довольно крупный – противоположный берег залива был метрах в шестистах. Вправо открывался вид на бескрайнюю гладь воды. Ни противоположного берега Днепра, никаких островов не было видно. Машины поставили под деревьями метрах в двадцати от воды. Сам берег на этом участке представлял собой пятиметровый ширины и двадцатиметровой длины песчаный пляж. Слева он заканчивался зарослями кустарника, справа – обрывистым полутораметровым откосом к воде. Место замечательное! Мужчины устанавливали палатки в ряд между автомобилями и пляжем. Женщины принялись за подготовку ужина. Заметно темнело.

 

- 2 –

 

Наша палатка трёхместная пирамидальная с двумя пологами, палатка Павловских большего размера, домиком кубической формы. Палатку «третьего экипажа» не помню, да и неважно – всё равно они не долго соседствовали с нами. Зитка облюбовала себе место между двумя пологами. Мы шутили, что охранник у нас под боком и всегда на страже. К сожалению скоро убедились в нашей ошибке. Как-то утром проснулись, вылезли из палаток и увидели, что на нашей территории кто-то похозяйничал. Валяются куски порванной бумаги, кастрюльки разбросаны, местами непонятные следы. То ли собака прибегала из деревни, то ли кабан заглянул – не известно же нам, какая живность здесь водится. А Зитка даже нос не высунула из-под полога, не пискнула, не тявкнула.

Прежде всего мы принялись за обустройство нашей стоянки. Нарубили берёзовые колы. Два из них вбили во дно на глубине около пояса. По верху соединили их третьим колом. Получилась стартовая «площадка» для катания на водных лыжах. Один кол вбили в воду рядом с берегом. К нему привязали линь от катера – вместо якоря. На площадке перед автомобилями соединили в одно целое привезённые складные столики, под них подсунули складные стульчики, коробку с бензопримусом и коробку с тарелками, ложками, вилками и ножами. Притащили и спустили на воду катер, привязали к колу, залили в двигатель бензин. Всё, к отдыху готовы.

К сожалению мы ошиблись в выборе нашего спутника. Эта семья оказалась не очень-то общительной, всё больше ковырялась в своих пожитках, не проявляя интереса к нашим работам по обустройству жития-бытия. Таких у нас в народе всегда называли куркулями. Миша с Сашей были в постоянной работе, готовясь к первой пробе водных лыж. Сын третьей семьи обычно сидел с удочкой на обрывистом бережку поодаль от пляжа. Помню, что за всё время нашего совместного проживания ему удалось выудить только одну рыбку сантиметров на двадцать длиной, но его упорству можно позавидовать.

Наконец-то приступили к апробации катера. Виктор сел за его руль и включил двигатель. Саша взял лыжи и пошёл к жёрдочке. Уселся на неё, всунул ноги в крепежи лыж, взял в руки пластиковый держатель буксировочного троса, высунул передние половинки лыж из воды под уклоном к её поверхности и отклонил туловище назад. Миша стоял в воде рядом с Сашей и не спускал глаз с его подготовки к старту. Виктор потихоньку тронулся вперёд. Как только трос вылез из воды и натянулся, Виктор прибавил газу и Саша оторвался от жёрдочки и с буранами помчался по глади залива. Мы все стояли и во все глаза восторгались этой впервые увиденной картиной. Только Розе было это уже давно знакомо. Правда, сама она ни разу не проявила желания покататься на лыжах. Валентина – тем более. Не умея плавать, она вообще не любила и боялась воды и всех видов водного транспорта. Её пределом было войти в воду по колени и побрызгать на себя водичкой.

Так началось наше самое интересное занятие на отдыхе, прерываемое время от времени необходимостью поездки в Кременчуг для заполнения канистр бензином. Катер хорошо «кушал», хотя его движок – «Нептун» имел всего-то восемнадцать л.с. Хотели вторым по значимости занятием сделать рыболовство. Не очень-то получилось. Выезжали мы на катере в центр залива и неоднократно пробовали разные снасти и на разную наживку. Но пусто. Ни на удочки, ни на спиннинг, ни на донки – ничего! Приуныли: как мы тут будем без рыбки-то? Но однажды вопрос кардинально решился. В один прекрасный день Виктор разглядел далеко-далеко на поверхности водной глади водохранилища чёрточку. - Не иначе как рыбачий баркас! Давай догоним, сказал Виктор и мы бросились в катер. Роза положила в катер на всякий случай пластмассовую посудину типа детской ванночки и бутылку «Московской».

Через полчаса мы подошли к баркасу. Действительно, трое рыбаков. Они недавно вытащили сети и всё дно выше щиколотки было закрыто серебристой и золотистой рыбной массой. Разговор начал Виктор: « Привет, ребята, с уловом Вас!

- Дякуем!

- Не продадите нам немного для пропитания?

- А чего не продать? Продадим.

- А сколько возьмёте с нас за товар? Продолжил Виктор, показывая им ванночку.

- А вы с Москвы что ль?

- Да, с неё.

- Ну тогда бутылку «Московской».

- Идёт, наваливай, - согласился Виктор и вместе с бутылкой передал рыбакам посудину.

Ванночка вернулась к нам до верху наполненная судаками. Две-три рыбины были незнакомого нам вида – крупные, широкие с чешуёй золотисто-зеленоватого цвета. - А это что? – поинтересовались мы. «Короб», - услышали в ответ. Мы опять удивились и рыбаки пояснили, что короб – это помесь карпа с сазаном. Благодаря и прощаясь с рыбаками, мы поинтересовались, когда можно будет их снова выловить здесь. В ответ они спросили, где наша стоянка. Мы показали пальцем на еле видимый вдали заливчик.

- Поняли, будем у вас послезавтра, уверили нас рыбаки и включили движок своего баркаса.

Таким образом, рыбная проблема была решена. На столе ежедневно рыбные первые и вторые блюда. Виктор выкопал в глине ямку на полметра глубиной, облицевал её какими-то лопухами и положил в неё судаков, присыпая солью. Кроме того, мы натянули между деревьями верёвку и навесили на неё судаков для вяления, прикрыв всё марлей от надоедливых ос.

 

- 3 –

 

Первое катание Миши на лыжах прошло успешно. На него надели ярко-оранжевый спасательный жилет и помогли усесться на жёрдочку. За руль катера сел Виктор. Старт мягкий и быстрый. Миша намного легче других пользователей лыж, потому катер тянул его легко. Саша мастерски владел лыжами. Теперь он стал сбрасывать одну лыжу вскоре после старта и накручивал круги на одной лыже с прыжками на волнах от катера. Кроме катания на лыжах, ребята совершали прогулки на небольшие расстояния по округе. Сначала принесли весть о том, что метрах в трёхстах от нас разбита палатка. Судя по номерным знакам автомобиля, это ленинградцы. Потом принесли более интересную новость: сразу за лесной полосой метрах в двухстах от грунтовки, по которой мы сюда приехали, обнаружилась большая огуречная плантация. Вроде на ней разгуливает сторож, то ли с ружьём, то ли с палкой на плечах. Вместе с новостью ребята принесли и десяток огурцов.

Правдивость их рассказа была доказана не только принесёнными огурцами, но и появлением на нашей стоянке сторожа. Да, у него на плече висело ружьё. Поздоровались, ответили на вопрос откуда прибыли. Потом пригласили его за столик. Налили стакан водки и дали его же огурец на закуску. Сторож обнюхал стакан и безошибочно заявил: - «Московская». Осушил стакан залпом, крякнул, хрупнул огурцом и с достоинством сказал; - За этим добром, - указал пальцем на огурец, - можете приходить всегда. Набирайте по потребностям.

Вскоре произошла и вторая встреча с представителем местного населения. Услышали мы рокот двигателя катера, приближающегося к нашей стоянке. В недоумении переглянулись и насторожились. Через минуту параллельно с нашим причалил катер, из которого вылез крепкий парень, улыбающийся с показом золотой фиксы во рту. Посмотрел на номера автомобилей: - Москали?

- Да, из Москвы. Рады наконец-то увидеть и познакомиться с представителем местного населения. Откуда приплыли?

- В конце залива, где речушка впадает, наша небольшая деревня стоит. Раз рады, то нужно отметить это дело, - ответил парень, подмигнув одним глазом.

Предложили присесть к столику, налили традиционный стакан с «Московской».

- Благодарствую, сказал парень, вытирая губы рукавом футболки. - Если чего, то подплывайте и спросите Фёдора.

Только вздохнули облегчённо после прощания, как вновь услышали рокот движка моторки. Опять он! Что случилось? Катер подплыл и мы увидели, что поперёк корпуса перед лобовым стеклом лежит огромный сом. Голова и хвост его свешивались по бокам катера. Фёдор сказал, что почти сразу после отчаливания от нас зарубил этого сома винтом катера. Он посмотрел на наши восхищённые лица и, включив двигатель, отчалил – теперь уж навсегда.

И ещё одна запомнившаяся и повеселившая всех встреча. В выходной день неподалёку от нашей стоянки разместилась шумная компания местных отдыхающих. Слышны были песни мужскими и женскими голосами, хохот, визг при прыгании в воду. Через какое-то время ими овладел интерес к нам. Подошли, посмотрели на номера машин и встали на берегу, глядя, как в это время на лыжах катался Миша, прыгая, как оранжевый мячик, на волнах. Потом, очевидно, самый авторитетный в компании мужик, поддёрнув чёрные семейные трусы, спросил Виктора, сразу распознав в нём главу нашей компании: - А попробовать на лыжах можно?

- Можно. Сейчас вот ребята причалят и пробуй.

Миша передал мужику лыжи и тот уселся на жёрдочку, принял необходимую позу для старта. За рулём катера остался Саша. Виктор подмигнул ему и, вроде как, даже шепнул что-то. И по позе мужика, и потому, как он судорожно сжимал руками рукоять фала, и как широко раздвинул ноги с лыжами для устойчивости, было видно, что он не только ни разу не катался на водных лыжах, но и не видел ранее, как катаются другие. Катер потихоньку тронулся, натягивая фал. Как только фал натянулся над водой, Саша резко прибавил скорости. Рывок был такой, что мужик пролетел два-три метра над водой, потом шлёпнулся на воду животом. Соскочившие с ног лыжи всплыли на поверхность. А так как мужик по-прежнему цепко держался за ручку фала, то сразу же ушёл под воду. Катер шёл на полной скорости, а мужик напоминал движение торпеды. Потом он, видимо, пришёл в себя или иссяк его запас воздуха. Отпустил фал, всплыл и сажёнками направился в нашу сторону. Но не доплыл. Встал на дно по пояс в воде и хриплым от пережитого голосом заорал: - Параська, тащи сюдою трусы!

Откликнулась одна из трёх женщин, стоявших подбоченясь в купальных костюмах в цветочек: - Яки тоби трусы?

- Яки, яки – таки. Тащи говорю.

Параська рысцой направилась к их бивуаку. Остальные зрители этого представления уже поняли в чём дело и подхихикивали. Женщина вернулась уже в платье с кулёчком в руках. Так прям в платье и пошла в воду, передала кулёчек потерпевшему и вернулась на берег мокрая, как курица. Мужик, немного покопавшись, тоже вышел на берег и все увидели на нём не знакомые чёрные семейные трусы, а нижнюю часть женского купальника в цветочек. Тут уж все вокруг схватились за животы от хохота. Виктор спросил мужика: - Может, повторим заезд?

Та ни, хватит на сегодня.

 

- 4 -

 

Отдохнув в компании десять дней, снялись со стоянки и отбыли домой наши третьи спутники. Прощание было учтивым, но недвусмысленно говорившим, что впредь совместных поездок у нас не будет.

Утро начиналось как обычно с купания, совмещённого с умыванием, чисткой зубов. Роза в сопровождении Зиты совершала кабатажное плавание от кустов слева до обрывистого берега справа. Обе плыли собачьим стилем и параллельным курсом. Зита вообще с удовольствием купалась, а любимой её забавой была игра с нежной приливной волной. Волна отступает – Зитка бежит за ней и радостно тявкает, волна наступает – Зитка пятится и злобно скалится. Ребята совершали лёгкую пробежку по лесочку. Мы с Виктором заливали бензин в двигатель катера, разжигали костерок в очажке и ставили кипятить для утреннего кофе большой чайник.

Всё остальное также шло по установившемуся порядку. Приём рыбы от рыбаков и её вывешивание на вяление и на хранение в ямке с солью. Регулярные поездки в Кременчуг для заправки всех канистр. Днём в свободное от забот время мы играли с Виктором в шахматы. Он и на работе всегда использовал часть обеденного перерыва для шахматного блица. Потому я захватил из дома шахматы со стандартной доской и шахматные часы. Так и здесь мы рубились с ним в пятиминутку. Обычную шахматную партию, т.е. с контролем тридцать и более минут, я обычно выигрывал, а блиц чаще проигрывал.

Накануне завершения отдыха Виктор очень удивил нас. Вдруг вытаскивает откуда-то пистолет «Макарова» и говорит: - Давайте-ка посмотрим, кто самый меткий.

- Вить, откуда это?! Ведь служебные пистолеты выдают лишь по особым случаям, - вытаращив глаза, воскликнул я. – Мне свой пистолет приходилось видеть только в первые пару лет службы, когда нас водили в тир для зачётных стрельб.

Виктор усмехнулся и ответил только, что пистолет не служебный. По его указанию ребята взяли несколько пустых банок от консервов и установили их на поваленное дерево возле примитивного туалета, который мы изначально соорудили метрах в тридцати от палаток в густых кустах возле воды. Стреляли каждый в свою банку по одному выстрелу. Попали Виктор и Миша. Виктор посмотрел удивлённо на Мишу и спросил: - Это где ж ты стрелять научился?

- Немного занимался в стрелковой секции «Динамо-2», - скромно потупив глаза, ответил мой сын.

Только Виктор успел убрать пистолет на место, как со стороны наших мишень к нам вышел незнакомец и суховато спросил: - Что это за стрельба здесь была?

Быстро среагировал с ответом Саша: - Да вот петарды на воде взрывали. Может, оглушим какую-нибудь рыбёшку, а то совсем не ловится.

Незнакомец, очевидно, какое-то служебное лицо, удовлетворился ответом и прошёл мимо нашего стойбища без дополнительных вопросов.

Наши отпуска подходили к концу. Завершилась третья неделя пребывания на водохранилище. Пора сматывать удочки. После ужина приступили к сборам. Мужчины начали с катера. Закатили в воду и подсунули под нос катера прицеп. Дружно затолкали катер на положенное место и закрепили по всем правилам. Виктор подкатил задним ходом автомобиль почти к самому дышлу катера. Сообща сделали сцепку и Виктор вернул автомобиль под деревья, подключил сигнализацию к прицепу.

Женщины занялись с рыбой. Сняли с верёвок уже хорошо провяленные экземпляры. Достали засоленные рыбёхи из ямки. Всё разложили по пакетам. Разобрали и сложили столики и стульчики, миски и другую мелкую утварь. На утро оставили примус, кружки и хлеб с маслом. Прибрались на использованной нами территории, чтобы люди не помянули нас недобрым словом.

Рано утром общий подъём. Быстрый завтрак. Убрали спальные принадлежности. Свернули палатки. Все вещи разложили по машинам и, как и прежде, большую часть в корпус катера. Часов в девять утра громко поблагодарили погоду, которая ни разу не доставила нам неудобств, низко поклонились днепровской воде и нашему прекрасному пляжеку. Бросили в Днепр монеты, чтобы побывать здесь ещё. Дав продолжительные сигналы, тронулись в обратный путь.

Договорились, что пока мы не покинули Полтавскую область, заехать в какую-нибудь попутную деревню и купить фрукты. Вскоре Виктор включил левый сигнал и свернул на просёлочную дорогу, которая вела к деревне в полукилометре от шоссе. Едем по деревенской улочке и представляем себя в гоголевские времена и в гоголевских местах. Глинобитные побелённые хаты, иногда даже с соломенными крышами. Плетни, на кольях которых развешены глиняные кувшины (кринки?). Приглянулась одна старенькая хата, над которой нависали ветви яблонь, усыпанных плодами. Остановились, робко вошли во двор, отворив калитку. Кликнули хозяев. К нам вышла благообразная старушка: - Что надо, хлопцы?

- Мать, яблоки не продашь, желательно антоновку?

- А чего ж не продать? Залазьте на дерево и рвите сами сколько хотите.

На эту работу подрядили ребят. Они залезли на мощную яблоню, срывали и складывали в пакеты созревшие крупные плоды. Пакеты потихоньку спускали на землю. Яблоки выгружали в пригодившуюся детскую ванночку. Наполнили до краёв. Хватит.

- Мать, сколько заплатить за товар?

- Да, чего там. Я и не знаю даже

Женщины продолжали настаивать и старушка, не выдержав, сказала: - Ну, давайте по копейке за штуку.

Все рассмеялись, представив себя пересчитывающих яблоки поштучно. – На, мать, тебе, - сказал Виктор и вложил в сморщенную ладонь старушки крупную купюру.

Старушка вся зарделась румянцем и вдруг предложила: - А давайте, хлопцы, я вам по кружечке парного молочка налью.

Отказаться от такого подарка было бы грешно. Выпили, поблагодарили бабушку и дальше в путь.

Вскоре после минования Полтавской области случилась беда. Мише приспичило и, как только появились кустики, мы остановились на обочине. Миша вышел, как положено, в правую дверь, но не успел её захлопнуть и Зитка выскочила из машины следом. И чёрт её дернул обежать машину и рвануть через дорогу. А дорога-то узкая – двухполосная. Мимо на хорошей скорости нёсся «Запорожец» и поддал Зитке. Она с визгом закрутилась на асфальте, а «Запорожец» только увеличил скорость и помчался дальше. Я выскочил из машины, подбежал к собаке и схватил её на руки. От боли, не соображая, Зита сильно укусила меня за ухо. Я увидел только, что Виктор рванул вслед за «Запорожцем». Когда он вернулся, то сказал, что крупно поговорил с водителем «Запорожца», пришлось даже ткнуть ему в нос пистолет, что б не размахивал кулаками. Я не стал расспрашивать Виктора, зачем он погнался вдогонку, чем всё закончилось. Сказал только, что нужно быстро найти ветеринара, т.к. Зитка, не переставая, воет от боли. Заехали в ближайшую по дороге деревню, спросили о ветеринаре. Кое-как наконец разыскали его. Всё, что он мог сделать, так уколоть собаку болеутоляющем средством. Далее мы без лишних остановок быстро покатили к Москве. Нужно как можно быстрее оказать Зите профессиональную медицинскую помощь.

 

Поездка вторая

 

- 5 -

 

Прошёл год. Кое-что изменилось в нашей жизни. Нас с Виктором повысили в должности – оба назначены старшими научными сотрудниками. Виктор стал подполковником, а я майором. Опять мы занялись утряской вопросов с нашими отпусками – очень уж хотелось повторить прошлогоднее путешествие на Днепр. Тем более хотелось, что Виктор заменил катер на более крупный, из какого-то стекловолокна или стеклопластика. На нём установлены два двигателя «Нептун» по 18 л.с. Эх, походим на лыжах! Модернизировал прицеп, усилив его ходовую часть. Я заменил свой «Запорожец» на ВАЗ- 2102. С отпусками всё обошлось, как хотели. И вопрос с третьим компаньоном разрешился быстро. Предложил себя наш сотрудник. Приблизительно моего возраста и нашего служебного положения. Одно несколько напрягало – он юрист, а между технарями, которыми являлись мы с Виктором, и юристами существовала определённая тень антипатии. Всё от того, что в институте, который являлся подразделением МВД и возглавлялся доктором юридических наук, начальство считало юриспруденцию основой деятельности и с некоторой надменностью относилось к технарям. Но к Александру Емелину это не относилось. Свой парень, не унывающий, любитель похохмить и с высокой степенью жизненной проходимости. В этом он, пожалуй, не уступал Павловскому. Короче, его кандидатура на совместную поездку не вызвала ни у кого возражений.

Для обсуждения деталей поездки мы приняли предложение Александра встретиться семьями в ближайший выходной у него дома. Так и сделали. Живут Емелины в районе ВДНХ – дом как раз напротив мухинской скульптурной группы «Рабочий и колхозница». Четырёхкомнатная квартира выглядит, можно сказать, богато. Нас встретили мать Александра – приятная, интеллигентная пожилая женщина. Жена Александра – Нана – симпатичная брюнетка среднего роста, фигуристая, разговорчивая и смешливая. Двое детей: девочка, немного младше, наверное, Миши, и мальчишка предшкольного возраста. Все, кроме бабушки, готовы к путешествию. На стене кабинета увидели крупное фото милицейского генерала. Это покойный отец Александра, который занимал какой-то высокий пост в системе МВД Молдавии.

За чаепитием с разными сладостями обсуждали уже знакомые нам проблемы подготовки к поездке. Кто чего закупает из продовольствия и загружает в свой автомобиль. У Александра ВАЗ-2103. Маршрут поездки выбрали через Киев с ночёвкой ориентировочно по выезду из Курской области. Встречаться в назначенный день будем в пять часов утра на Калужском шоссе сразу за МКАД. Заправлять машины и канистры запланировали в Калуге.

И вот выезд состоялся. У Александра сын спал (их дочка осталась дома с бабушкой), все остальные бодрствовали. Выстроились в колонну в том же порядке: первым Павловский, за ним я с задачей постоянного контроля за поведением прицепа, третьим Емелин. Ехали по плану и без приключений. В Калуге полностью залились бензином, залили пластмассовые канистры водопроводной водой, зашли в места общего пользования, ребята в буфете выпили соку и закусили пирожками. Поехали дальше. Моя машина была загружена значительно больше, чем было в прошлогодней поездке. Вся грузовая площадка за задним сиденьем заставлена коробками с водкой, консервами, крупами, макаронами и проч. Багажник на крыше завален складным столиком и складными стульчиками, мешком с палаткой, мешками со спальными принадлежностями. Миша сидел рядом со мной и выступал в роли звукооператора и звукорежиссёра. На заднем сиденье в окружении разных мягких пакетов располагались Валентина с Зиткой.

Чем далее от Москвы, тем всё более свободной становилась дорога. Ехали спокойно, обгонять никого не приходилось, т.к. Виктор держал скорость, обусловленную прицепом. Такой режим движения больше всех утомлял Александра – с непривычки, да и движок его автомобиля помощней нашенских. Когда проехали село Калиновку, известного всем как родина Н.С. Хрущёва, решили подыскивать место для ночёвки. Оно вскоре нашлось. Красивая лиственная роща, прозрачная, чистая, без подлеска. Съехали с дороги и начали углубляться в рощу. Вдруг увидели машину, палатку и людей. Они, очевидно, испугались вновь прибывших и настороженно стояли возле палатки – мужчина и женщина с ребёнком на руках. Мы проехали мимо, не приближаясь, и остановились метрах в двухстах от них. Разбили палатки, разожгли примус, женщины принялись к готовке походного ужина. Наши соседи, очевидно, успокоились и вскоре к нам подошёл мужчина. Попросил питьевой воды. Мы заполнили принесённый им котелок. После ужина разошлись по палаткам и быстро уснули, договорившись о раннем утреннем подъёме.

 

- 6 -

 

После лёгкого завтрака свернули палатки и тронулись в путь. Бровары, Киев. На въезде на Бориспольское шоссе зашли в ресторан – нужно же было серьёзно поесть перед дальней дорогой. Теперь уж дорога прямая до самого Кременчуга.

Заехали на нашу прошлогоднюю стоянку. Она, слава Богу, была свободной и вокруг ни души. И началось её обустройство, спуск катера на воду, восстановление очажка, готовка ужина. Решили сделать помостик для старта на лыжах более капитальным. Вбили дополнительно два кола, прибили к ним горизонтальную обвязку из таких же кольев, по ним настелили захваченные Виктором дощечки. На завтра запланировали решение рыбного вопроса, посещение огуречной плантации. Наша походная жизнь вошла в свою колею.

Нам прежде всего предстояло поплотнее познакомиться с семьёй Емелиных. Нана почти никогда не молчала. Говор её отдавал одесским душком и юморком. Она первая из женщин категорически заявила, что хочет научиться кататься на водных лыжах. После того, как посмотрела на старт и катание Саши Павловского, потом Миши и первой успешной пробы Александра Емелина, Нана заявила, что морально готова покорить водное пространство. От спасательного жилета отказалась, заявив, что сама прилично плавает. Одела спортивную форму. При этом наши с женой предположения сразу подтвердились: талия её находилась заметно ближе к подмышкам, чем у женщин-славянок. Нана смело уселась на помостик, взяла в руки рукоять фала и грациозно отбросила верхнюю часть туловища назад. За руль катера сел Виктор. Рядом с Наной на всякий случай встал Саша. Виктор медленно тронул катер и очень нежно прибавил скорости, когда фал натянулся. Старт почти получился. Из воды Нана вылезла, но ноги её не выдержали нагрузки и она, бросив фал, осела в воду. Повторили ещё раз, потом ещё раз – не получается. Нана наконец заявила, что этот спорт не для неё.

Сын Емелиных – Коля - шустрый и смелый мальчишка. За ним, как говорится, нужен глаз да глаз. Хорошо ещё, что он не предъявлял свои требования на катание на лыжах. Но плавать на катере, облачившись в жилет, очень любил. Конечно, Коля не отходил от старших ребят.

Саше отец приказал следить за горизонтом и сообщить, как только увидит далеко в море рыбачью шаланду. Это произошло на третий день нашей лагерной жизни. Опять мы с Виктором рванули в погоню. Один из двух рыбаков нас признал. Снова детская ванночка была наполнена судаками и обещано навестить нас через день. «Московская» не подводила ))).

Шахматы были заменены на карты, игрой в которые Нана была мастерицей. С ними вечера стали пролетать быстрее. «Рубились» и в «66», и в «Козла», и в «Петуха» в сопровождении нанкиных шуточек, анекдотов и подколов. Да, с этой женщиной не соскучишься, энергия бьёт ключом. Она, действительно, очень прилично плавала и учила плаванию своего Колю да и моего Мишу. По её же предложению было введено посуточное дежурство по кухне. Сутки женщины занимаются готовкой еды, мойкой посуды, сутки – мужчины. Кстати о еде. Наш довольно монотонный репертуар из рыбы, мясных консервов, круп и макаронных изделий довольно быстро приелся Емелиным. Стали раздаваться голоса: - Сейчас бы блинчиков, оладушек, помидорчиков и т.п. Надо бы наведаться в деревню за молочком и творожком. Вскоре одна мечта исполнилась.

Заправлять канистры бензином и заодно за хлебом мы ездили в Кременчуг поочерёдно. В этот день очередь была моя. Со мной поехали Емелин и Миша. На полпути вдруг Александр говорит мне: - Ну-ка постой. Давай свернём с дороги налево. Кажется, помидоры.

Я съехал с дороги и спрятал машину за кустиками. Емелин и Миша пошли в разведку. Вскоре Емелин возвращается и спрашивает меня: - Нам ведра помидоров хватит?

- Хватит, - с недоумением ответил я.

Емелин исчез и через пару минут вернулся с Мишей и ведром с помидорами в руке. Похоже, что получилось по поговорке «Вор у вора дубинку украл». Быстро сели в машину и рванули в Кременчуг.

 

- 7 -

 

Но аппетит, как говорится, приходит во время еды да и мужские дежурства по кухне стимулировали. В один прекрасный день, точнее, утро в голову Виктора вместе с воспоминаниями пришла идея. Вспомнил он, что когда-то давно бывал в этих местах в служебной командировке и сошёлся характером с ответственным сотрудником ГАИ города Золотоноша, а до неё, как сказал Виктор, рукой подать. А уж этот дружок - человек полезный. Раз идея пришла, то ёё уже из головы не выбьешь. Короче, Виктор одел форму, завёл свой автомобиль, взял спутником Сашу Емелина и рванул.

Успеть-то они почти успели к обеду, ну немного позже. Вылезают из автомобиля с довольными физиономиями. Вижу, у Емелина лицо аж расплылось от сдерживаемого смеха. Посмотрел на Виктора и глаза у меня вылезли на лоб – то ли от крайнего удивления, то ли от смеха. Весь фасад формы Виктора – от верхней пуговицы гимнастёрки до нижней пуговицы гульфика был в птичьем дерьме. Когда все отхохотались, а Емелин вытащил из машины пакет с уткой и двадцатилитровый бидон от молока, полный пива, мы уселись слушать их приключенческий рассказ, забыв об обеде.

Знакомый ГАИшник отвёз мужиков на местный пивзавод, который славился во всей стране качеством своей продукции. Там дирекция после короткой экскурсии по заводу подарила «дорогим гостям» на пробу этот бидончик и связку воблы. Потом поехали на «птахоферму». Директор вывел гостей на двор, кишащий курами и утками и предложил самим выбирать и ловить любой экземпляр. Виктор сразу приступил к делу. Выбрал самую крупную утку и припустился за ней. Долго гонялся, но безуспешно – утка проворно ускользала от погони. Наконец, Виктор, взапревший от охотничьего азарта , не выдержал и по-вратарски бросился на кого попадёт. Подмял утку, схватил её торжественно за шею и встал. И тут все обомлели, увидев содеянное с формой.

Виктор переоделся в обыденный отпускной костюм, а форму торжественно кремировали на костерке. Мужская половина приступила к готовке. Я с консультациями Сашки ещё до возвращения Виктора и Александра сварил суп-лапшу на мясных консервах. Теперь начали общипывать утку, голову которой отрубили ещё на птахоферме. Обмыли тушку и бросили варить в котелок на костерке. Когда всё было подготовлено, мы торжественно пригласили женщин к накрытому столу. Не смотря на то, что, изголодавшись, мы жадно поглощали пищу, но заметили, что женщины что-то стали переглядываться, поводить носами, принюхиваться и брезгливо морщиться, вертя в руках куски утки. Вопрос Розы поверг нас в столбняк: - Мужики, а вы утку потрошили перед варкой?

Все трое скромно опустили глаза долу. Нанка, откинув стульчик, встала, подпёрла свою высокую талию кулаками и громко вопросила: - Так шо, кормильцы наши, таки это так или таки наоборот скажете? Все знают, что я всю ночь сплю с частыми побудками. А шо будет во мне в эту ночь?! Нет, я в этот ваш лиман пойду и уто…, нет скормлю рыбкам эту утиную стряпню.

Схватила миску с кусками утятины и выбросила её содержимое в воду. По правам мужа первым голос подал Саша Емелин: - Нан, да брось ты. Мы с Виктором в следующее дежурство махнём на свиноферму и привезём поросёночка.

Нанка ещё больше вздыбилась: - Да сидите уж! Поросёночка! Что, свиной навоз ароматнее птичьего, что ль? А потом будем сжигать и треники Виктора, а он отправится домой в плавках?

На коротком и закрытом совещании женщины решили, что теперь каждое мужское дежурство по кухне будет сопровождать надзор одной из представительниц женской партии.

Некоторым утешением для нас был десерт в виде пива и воблы. Черпаком зачерпнули из фляги пиво и разлили по чашкам. Чуть-чуть ребятам для пробы, немного женщинам и мне как не уважающим этот напиток и по полной Виктору и Александру. Теперь пиво стало постоянным напитком почти до конца нашей лагерной жизни. Особенно хорошо оно шло во время карточных баталий. Однажды случилась небольшая неприятность. То ли забыли на какое-то время закрыть крышку фляги, то ли закрыли не плотно, но в один из вечеров Емелин открыл крышку и ахнул. Мы подскочили к нему и увидели, что вся поверхность пива покрыта пеленой из ос, оводов или какой-то другой летающей дряни. Что делать. Но Емелин не дал нам долго сокрушаться, а взял черпак и бережно собрал и выбросил всю эту нечисть. После этого он наполнил чашки и мы продолжили, игру.

 

- 8 -

Снова поблагодарив Днепр за гостеприимность, а погоду – за доброе к нам отношение, мы собрали все свои пожитки и тронулись в путь домой. Решили по дороге заглянуть в местную деревню и купить что-нибудь из фруктов. Ночёвку запланировали в Брянске, в гостинице. Фруктами обзавелись быстро и, по сравнению с Москвой, почти задаром. Каждая семья загрузила себе в машину по ведру яблок и по картонной коробке абрикосов. Мы с Валентиной решили абрикосы поставить на багажник на крыше, чтоб коробку обдувало ветерком – может, сумеем довести до дома с малыми потерями.

После проезда Киева остановились на краткий отдых с перекусом. Перед возобновлением движения вдруг с предложением выступил Емелин: - Знаете, мне тошно ехать на малой скорости, глаза слипаются. Давайте я рвану вперёд. В Брянске забронирую всем номера в гостинице и буду ждать вас на трассе у поворота на Брянск. Помните, там пост ГАИ? Около него и буду стоять.

Обсуждать было нечего и мы согласились. Емелин прибавил скорости и вскоре скрылся из виду. Мы же с Виктором продолжали движение в ранее установленном порядке и неспешном темпе. Часа через четыре были у поста ГАИ, Емелин на месте. Сказал , что три двухместных номера в гостинице забронировано. Для ребят добавят по раскладушке. А сейчас нас ждёт начальник ГАИ города. Из помещения поста ГАИ вышел лейтенант, подошёл к нам, познакомились. Сказал, что он сопроводит нашу колонну до городского отдела ГАИ, чтобы мы не испытывали трудности при движении по городу. Все по коням!

До Брянска от трассы километров десять-двенадцать. Мы шли в привычном порядке, перед нами автомобиль ГАИ с включёнными маячками и с «кряканьем» в необходимых случаях. Как только въехали на уличную сеть города, ГАИшник стал включать почти перед каждым перекрёстком «матюгальник» с требованием «Пропустить колонну!». Не знаю, как мои друзья, а я горел от стыда, представляя зрелище – три запылённых автомобиля, один с прицепом, другой (это мой) в потёках от гниющих на жаре абрикосов, а потому в облаке ос и слепней. Хорошо ещё, что путь недолог и вскоре мы поставили автомобили во дворе ГАИ города. Сопровождающий доложил по рации о прибытии и вернулся на свой пост. Мы предложили своим жёнам и сыновьям переждать недолго во дворе, пока мы окажем почтение местному начальству. Так уж у нас заведено, особенно если просишь это начальство о какой-либо услуге. Начальник ГАИ вышел за нами во двор. Виктор был знаком с полковником ещё со времён своей службы в главке. Мы с Емелиным представились ему здесь же и последовали за ним в кабинет.

На скорую руку мы рассказали хозяину кабинета о нашем житие-бытие, поблагодарили за гостиницу и разрешение оставить автомобили на ночь во дворе ГАИ. Полковник в ответном слове намекнул нам о желании провести вечер в ресторане гостиницы. Мы, конечно, согласились, но с некоторыми условиями. Во-первых, заменить ресторан на один из зарегистрированных номеров гостиницы по причине нашего далеко не цивильного внешнего вида и семейного положения. Во-вторых, необходимостью приглашения на это мероприятия начальника УГАИ Брянской области – ведь должны же мы почтить хозяина земли Брянской. Полковник согласился. Тут же он позвонил своему шефу, обрисовал ситуацию и заручился согласием его на встречу в гостинице. Тут же договорились о времени встречи и мы поспешили к своим семьям. Достали из автомобилей документы, деньги, кое-что из необходимого для вечернего застолья и направились в гостиницу пешком. Благо до неё было менее двух кварталов.

Перед входом в гостиницу необходимо было спрятать Зитку, т.к. животным вход запрещён. Посадили её в большую кожаную сумку и заперли на молнию. Вошли, сдали свои паспорта, получили ключи от номеров и разбрелись готовиться к вечернему мероприятию. Прежде всего привести себя в порядок. Стали накрывать стол в номере Виктора. Кое за чем пришлось сбегать в гастроном в соседнем доме. Стол выглядел совсем неплохо. Две бутылки «Столичной» в центре стола были окружены мелкими тарелочками (позаимствованы у дежурной по этажу) с колбасой, огурцами, нарезанным сыром и другими яствами, присущими походным пикникам.

Полковники приехали в договорённое время, оба в штатском. Принесли какие- то коробочки с местными сувенирами для каждой семьи. Вытащили пару бутылок брянской водки и предложили по традиции начинать с неё. Действительно, почти в каждой области, каждой республике есть своя водка – гордость региона. Тостов было много, много расспросов о службе, о новинках в нашей ГАИшной науке. Всё как всегда. Засиделись допоздна. Только Колю Нана увела и уложила спать в своём номере. Для храбрости с ним оставили Зиту. Расстались с полковниками глубокой ночью, пожелав друг другу успехов в службе и скорых встреч. Начальник областной ГАИ добавил: - Только не в ранге комплексного служебного инспектирования. Нашей последней просьбой было приказать сопровождающему инспектору ГАИ не включать «матюгальник» при нашем отъезде.

На этом и расстались. Рано выехать нам не удалось по «состоянию здоровья».

 

Поездка третья

 

- 9 –

 

Третье, последнее посещение Кременчугского водохранилища состоялось только два года спустя. В прошлом году нашим с Виктором семействам не удалось согласовать свои отпуска, потому провели их раздельно. Виктор уже не в первый раз поехал в низовья Волги – на рыбалку. Мы совершили автотурне по Крыму.

Новая поездка на Днепр имела три особенности. Первая: Саша Павловский женился, и его жена – Марина присоединилась к нашей компании. Вторая: с нами опять новый спутник. Это сосед Виктора по гаражному кооперативу – Леонид, с ним жена и дочь в мишином возрасте. Эта семья недавно стала владельцем «Запорожца», и, таким образом, предстоящая поездка была их первой дальней поездкой. Третья особенность: мы с Мишей поехали вдвоём, без Валентины. Причину не помню. Может, с отпуском не получилось, а может, не захотела больше жить в антисанитарных условиях. С ней дома осталась и Зита.Эта последняя особенность серьёзно повлияла на загрузку моего автомобиля. Раз вдвоём, то откинули заднее сиденье, сделали грузовую площадку и всю её завалили коробками почти до потолка.

Пожалуй, четвёртой особенностью стала дождливая погода. Было решено опять ехать через Киев, а потому встреча рано утром произошла на Калужском шоссе под довольно сильным дождём. И дождь этот сопровождал нас почти до конца пути. Когда подъехали к месту нашей позапрошлогодней ночёвки за селом Калиновка, остановились посовещаться на обочине. Что будем делать? Палатки не будешь разворачивать под дождём и обед готовить. Решили перекусить, сидя в машинах. Бутерброды и газированные напитки на дорогу заготовлены. А мне Валентина надавила большую бутылку яблочного сока без сахара. Это чтобы попивать, когда будет клонить в сон. Перекусили и продолжили движение.

Через Киев проезжали в темноте и заблудились. Увидели стоящее такси. Остановились и договорились с таксистом, что он выведет нас на нужную трассу. Заплатили ему по счётчику и продолжили езду. А дождь всё льёт. Когда прошли ровно сутки, как тронулись мы от Москвы, наш третий экипаж вдруг обгоняет меня, затем Виктора и останавливается на обочине. Мы, естественно, тоже на тормоза. Леонид выходит из машины и, покачиваясь, идёт к нам: - Всё, не могу больше. Давайте переспим малость, хоть на обочине.

Действительно, сколько ехали и не встретилось почему-то ни одной лесозащитной полосы. Но не останавливаться же на отдых на обочине. Шум проезжающих машин всё равно не даст вздремнуть. Виктор, больше для успокоения Леонида, предложил: - Давайте доедем до ближайшей возможности свернуть с дороги и встанем.

Вскоре такая возможность представилась. Увидели слева два солидных кирпичных столба, на которые опиралась полуарка с крупной надписью «Птахофабрика». Остановились. Пошли внутрь территории на разведку. Прямо от ворот шла однополосная асфальтовая проезжая часть и терялась где-то за поворотом. Но главное – по бокам этой узкой асфальтовой ленты были широкие зелёные газоны. Всё, решено. Заезжаем на эту огороженную территорию и ставим свои машины рядком с одной стороны дороги. О разбивке палаток и речи не было. Хоть дождь и прекратился, но место явно не подходящее для лагеря. Все настолько устали, что согласны были просто поспать, сидя на своих местах в автомобилях, хотя бы до появления здесь служащих фабрики.

Часа через два я пробудился, еле продрал глаза и увидел, что на газоне перед своим автомобилем Роза занимается утренней гимнастикой – приседания, размахивание руками. Подошёл к ней и спросил: - Не пора ли будить водителей? Всё равно это не сон а мучения.

Роза согласилась. Разбудили. Чуть перекусили бутербродами и водой. Поехали дальше. Дождя нет, даже солнышко проглядывает. Но вести машину трудновато: глаза слипаются, мысли ускользают. Тут и произошла встряска для меня. Дорога пустая. По обеим сторонам поля. От нас небольшой уклон вниз, далее до горизонта виден небольшой подъём. Встречный автомобиль вижу далеко на его спуске. И вдруг я резко вздрагиваю от шума пролетевшего мимо встречного автомобиля. Значит, несколько секунд я был в отключке! Нужно что-то предпринимать. Допил яблочную кислятину, разбудил Мишу и попросил его включить музыку пободрее и разговаривать со мной.

Наконец-то наш поворот на просёлок! Повернули и … остановились в опаске. Дорожная глина настолько пропиталась водой, что сияла на солнце. Я попробовал было тронуться на первой передаче, но машина сразу поползла влево по склону. Ехать невозможно, при малейшем движении автомобиль сползает боком в низину. Теперь его нам своими силами уже не вытащить на дорогу. После короткого совещания решили: Виктор отцепляет прицеп с катером, надевает цепи на задние колёса и с Розой и Мишей едет на место нашей стоянки у воды. С ним на «Запорожце» едет вся семья Леонида. Проходимость у «Запорожца» выше жигулёвской, к тому же предложили правой стороной автомобиля двигаться по стерне. Я остаюсь в своей машине. Со мной рядом будет сидеть Марина, а Саша пойдёт в деревню, чтобы найти, чем вытащить мой автомобиль.

Сидеть пришлось долго. Марина уснула. Виктор вернулся и сказал, что наше постоянное место стоянки свободно. Наконец-то увидели Сашу. Он сидел рядом с возницей на телеге, в которую запряжены два вола. Привязали буксирный трос к задней оси телеги и быки потянули. Вытащили машину на дорогу и по ней чуть дальше, пока откос в низину не подступал к самой грунтовке. Попросили возницу подождать, пока Виктор попробует с прицепом проехать до моей машины. Расплатились с возницей парой бутылок «Московской».

В этот день так и не рискнули ставить палатки на промокшую лесную почву. Опять ночь провели, сидя на своих постоянных местах в автомобилях. Но наутро работа пошла в установленном порядке под ярким солнцем на безоблачном небе.

 

- 10 -

Третье, последнее посещение Кременчугского водохранилища состоялось только два года спустя. В прошлом году нашим с Виктором семействам не удалось согласовать свои отпуска, потому провели их раздельно. Виктор уже не в первый раз поехал в низовья Волги – на рыбалку. Мы совершили автотурне по Крыму.

Новая поездка на Днепр имела три особенности. Первая: Саша Павловский женился, и его жена – Марина присоединилась к нашей компании. Вторая: с нами опять новый спутник. Это сосед Виктора по гаражному кооперативу – Леонид, с ним жена и дочь в мишином возрасте. Эта семья недавно стала владельцем «Запорожца», и, таким образом, предстоящая поездка была их первой дальней поездкой. Третья особенность: мы с Мишей поехали вдвоём, без Валентины. Причину не помню. Может, с отпуском не получилось, а может, не захотела больше жить в антисанитарных условиях. С ней дома осталась и Зита.Эта последняя особенность серьёзно повлияла на загрузку моего автомобиля. Раз вдвоём, то откинули заднее сиденье, сделали грузовую площадку и всю её завалили коробками почти до потолка.

Пожалуй, четвёртой особенностью стала дождливая погода. Было решено опять ехать через Киев, а потому встреча рано утром произошла на Калужском шоссе под довольно сильным дождём. И дождь этот сопровождал нас почти до конца пути. Когда подъехали к месту нашей позапрошлогодней ночёвки за селом Калиновка, остановились посовещаться на обочине. Что будем делать? Палатки не будешь разворачивать под дождём и обед готовить. Решили перекусить, сидя в машинах. Бутерброды и газированные напитки на дорогу заготовлены. А мне Валентина надавила большую бутылку яблочного сока без сахара. Это чтобы попивать, когда будет клонить в сон. Перекусили и продолжили движение.

Через Киев проезжали в темноте и заблудились. Увидели стоящее такси. Остановились и договорились с таксистом, что он выведет нас на нужную трассу. Заплатили ему по счётчику и продолжили езду. А дождь всё льёт. Когда прошли ровно сутки, как тронулись мы от Москвы, наш третий экипаж вдруг обгоняет меня, затем Виктора и останавливается на обочине. Мы, естественно, тоже на тормоза. Леонид выходит из машины и, покачиваясь, идёт к нам: - Всё, не могу больше. Давайте переспим малость, хоть на обочине.

Действительно, сколько ехали и не встретилось почему-то ни одной лесозащитной полосы. Но не останавливаться же на отдых на обочине. Шум проезжающих машин всё равно не даст вздремнуть. Виктор, больше для успокоения Леонида, предложил: - Давайте доедем до ближайшей возможности свернуть с дороги и встанем.

Вскоре такая возможность представилась. Увидели слева два солидных кирпичных столба, на которые опиралась полуарка с крупной надписью «Птахофабрика». Остановились. Пошли внутрь территории на разведку. Прямо от ворот шла однополосная асфальтовая проезжая часть и терялась где-то за поворотом. Но главное – по бокам этой узкой асфальтовой ленты были широкие зелёные газоны. Всё, решено. Заезжаем на эту огороженную территорию и ставим свои машины рядком с одной стороны дороги. О разбивке палаток и речи не было. Хоть дождь и прекратился, но место явно не подходящее для лагеря. Все настолько устали, что согласны были просто поспать, сидя на своих местах в автомобилях, хотя бы до появления здесь служащих фабрики.

Часа через два я пробудился, еле продрал глаза и увидел, что на газоне перед своим автомобилем Роза занимается утренней гимнастикой – приседания, размахивание руками. Подошёл к ней и спросил: - Не пора ли будить водителей? Всё равно это не сон а мучения.

Роза согласилась. Разбудили. Чуть перекусили бутербродами и водой. Поехали дальше. Дождя нет, даже солнышко проглядывает. Но вести машину трудновато: глаза слипаются, мысли ускользают. Тут и произошла встряска для меня. Дорога пустая. По обеим сторонам поля. От нас небольшой уклон вниз, далее до горизонта виден небольшой подъём. Встречный автомобиль вижу далеко на его спуске. И вдруг я резко вздрагиваю от шума пролетевшего мимо встречного автомобиля. Значит, несколько секунд я был в отключке! Нужно что-то предпринимать. Допил яблочную кислятину, разбудил Мишу и попросил его включить музыку пободрее и разговаривать со мной.

Наконец-то наш поворот на просёлок! Повернули и … остановились в опаске. Дорожная глина настолько пропиталась водой, что сияла на солнце. Я попробовал было тронуться на первой передаче, но машина сразу поползла влево по склону. Ехать невозможно, при малейшем движении автомобиль сползает боком в низину. Теперь его нам своими силами уже не вытащить на дорогу. После короткого совещания решили: Виктор отцепляет прицеп с катером, надевает цепи на задние колёса и с Розой и Мишей едет на место нашей стоянки у воды. С ним на «Запорожце» едет вся семья Леонида. Проходимость у «Запорожца» выше жигулёвской, к тому же предложили правой стороной автомобиля двигаться по стерне. Я остаюсь в своей машине. Со мной рядом будет сидеть Марина, а Саша пойдёт в деревню, чтобы найти, чем вытащить мой автомобиль.

Сидеть пришлось долго. Марина уснула. Виктор вернулся и сказал, что наше постоянное место стоянки свободно. Наконец-то увидели Сашу. Он сидел рядом с возницей на телеге, в которую запряжены два вола. Привязали буксирный трос к задней оси телеги и быки потянули. Вытащили машину на дорогу и по ней чуть дальше, пока откос в низину не подступал к самой грунтовке. Попросили возницу подождать, пока Виктор попробует с прицепом проехать до моей машины. Расплатились с возницей парой бутылок «Московской».

В этот день так и не рискнули ставить палатки на промокшую лесную почву. Опять ночь провели, сидя на своих постоянных местах в автомобилях. Но наутро работа пошла в установленном порядке под ярким солнцем на безоблачном небе.

 

28.02.2021 19:41
53

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!